Видеоканал

← Обратно к видеоканалу
24 октября 2017, 11:14

Денис Ковалев: «Главная технологически-экономическая вещь в пиве – срок хранения»

Ковалев Денис Анатольевич

Совладелец крафтовой пивоварни Victory Art Brew.

Смирнов Евгений Васильевич

«Царь-Пиво», «Еще парочку», «Байка Brewery».

Мы заканчиваем публиковать записи лекций о крафте для читателей газеты «Малый бизнес». В последнем видео к Евгению Смирнову подключается Денис Ковалев из Victory Art Brew. Первую часть и вторую часть лекции можно посмотреть по ссылкам.

Денис Ковалев: Мы были одними из первых, мы открылись и начали работать в 2013 году. На тот момент такого слова как «крафт» вообще практически не было, и про него никто не знал. Было буквально 10 тысяч человек по всей России, который вообще слышали про крафтовое пиво и понимали, что это. Но я все равно хотел бы тоже начать немножко издалека. Женя рассказал свое видение того, что такое крафт. Я хочу рассказать ту же историю, но немного с другой стороны, со стороны именно технологической. Почему вообще так получилось, что это и откуда оно взялось.

Пиво – напиток очень древний, ему 10 тысяч лет, а может и больше, просто более дальних источников не сохранилось. И все пиво раньше было элями. Вы, наверное, слышали, что есть верховое и низовое пиво – эли и лагеры. Все пиво все 10 тысяч лет, кроме последних двухсот, было элями, всегда.

Потом началась технологическая революция, и компания Carlsberg вывела искусственным путем так называемые низовые дрожжи, лагерные дрожжи. В чем вообще смысл всего этого? Почему так все было? Одна маленькая деталь отличает верховое и низовое пиво, за исключением того, что одни дрожжи плавают сверху, другие снизу. С точки зрения технологии важно то, что они бродят, то есть, производят спирт из сахара, что, собственно, нам нужно для того, чтобы получить пиво, при очень разных температурах.

Верховые дрожжи бродят при температуре комнатной и выше, и при тех же температурах прекрасно размножаются все вредители пива, начиная от молочной палочки, заканчивая всем. Любые бактерии при этих температурах чувствуют себя прекрасно, и таким образом, грубо говоря, заражают пиво.

300 лет назад вообще не было понимания микробиологии, что есть какие-то микробы и так далее, не было понимания стерильности, не было никаких дезинфекций и того подобного, и поэтому пиво, которое варилось 300 лет назад, оно было то, что у нас сейчас считается «живым». Оно действительно хранилось в течение 3-5 или 10 дней, и то если в погребе. После этого микроорганизмы неизбежно туда попадали из-за того, что оно производилось при высоких температурах, просто его портили. Оно скисало, и пить его больше было невозможно.

Эта проблема, на самом деле, глобальная и глубокая, потому что экономически, если я могу варить пиво, которое хранится месяц, а Женя варит пиво, которое хранится одну неделю, то все, Женя через год на рынке будет отсутствовать. Потому что я свое пиво за этот месяц увезу на телеге на тысячу километров дальше, покрою колоссальную территорию, мое пиво будет везде, его пиво никто пить не будет. Он будет в своей деревне продавать его возле дома, и что успел продать за три дня, то и все.

На самом деле, основная технологически-экономическая штука в пиве, срок хранения. Если ты делаешь пиво с большим сроком хранения, ты начинаешь выигрывать экономически. Соответственно, когда компания Carlsberg вывела такие низовые дрожжи, которые могут бродить при очень низких температурах, при температуре ниже 10 градусов Цельсия, при этих температурах большинство бактерий, микроорганизмов, которые являются вредителями пива, просто физически не размножаются. Они просто не размножаются и пиво, которое сварено с использованием этих дрожжей, хранится в разы больше. И это причина того, почему буквально за 100 лет после того, как вывели эти дрожжи, 99,9% пива в мире стало лагерами.

Почему так получилось – все думают, что людям так нравился этот вкус, на самом деле, нет, основная главная причина этого – это именно то, что пиво физически хранилось гораздо дольше. В результате чего экономика просто привела к тому, что все остальные сорта вылетели с рынка. И поэтому про эли все забыли, в буквальном смысле 200 лет варили только лагеры, и апогей пришелся на середину 20 века, когда реально практически весь мировой рынок был занят светлым лагером. Не горьким. Но это уже нюансы.

На самом деле, насчет негорькости – это тоже очень важный момент, потому что горечь в пиве возникает за счет хмеля, а хмель на самом деле тоже не так давно появился в пиве, еще 1000 лет назад пиво варили без использования хмеля, с различными травяными сборами, один из них, самых популярный, грюйт – там был багульник, тысячелистник и так далее. Эти травяные сборы полностью замещали хмель, но потом, скорее всего, в результате случайности, кто-то сварил пиво с хмелем и понял, что оно стало храниться дольше, потому что хмель содержит в себе альфа-кислоту, которая является естественным природным консервантом, подавляет жизнедеятельность большинства бактерий.

То есть, по сути, монахи, случайным образом сварив пиво с хмелем, поняли, что оно хранится уже не три дня, как пиво с тысячелистником, а неделю, абсолютно по той же схеме полностью уничтожили все сорта пива, которые варятся с травами. И хмель, точно так же, как лагерные дрожжи, полностью вытеснил все эти травяные сборы по той же самой экономической причине – пиво стало храниться дольше.

Что дальше произошло. В середине прошлого века, когда уже прошла технологическая революция, мы уже научились, знаем полностью все про микробиологию, понимаем, как сделать так, чтобы можно было сварить пиво на верховых элевых дрожжах при высоких температурах, но не заразив его, сделать его сроки годности почти такими же, как у низового пива, люди начали понимать, что незаслуженно забыли все эти сорта пива, которые были на самом деле вкусными, хорошими.

Лагер тоже неплохое пиво, но достаточно однообразное, это лишь один стиль. И когда люди поняли, что настало то время, когда наконец-то современные технологии позволяют добиться тех же самых сроков годности для других сортов, для верхового пива, началась та самая крафтовая революция.

Конечно, в действительности это было большое стечение обстоятельств, в частности, в 70-е годы в Америке действительно активно занялись селекцией хмеля, более того, была хмелеводческая программа, на которую правительство, если я правильно помню, выделило какие-то сумасшедшие по тем временам деньги. То есть, были субсидии хмелеводам, кроме того, технологии микробиологические пришли на достаточно хороший уровень, кроме того, понятное дело, уже везде было холодильное оборудование, и все остальное.

И все это вместо сошлось и привело к тому, что начали возрождаться те самые исторически забытые сорта. Потому что реально, если разобраться, то крафтовое пиво, которое мы сейчас имеем, 500 сортов, может, даже больше, из них придуманных за последние 50 лет – 2-3, может, 10, если глубоко копнуть. Все остальные сорта – возрожденные, которые раньше люди варили.

Если так еще чуть-чуть абстрактнее подойти к этому вопросу, то вначале у нас была индустриализация, глобализация, и пиком ее стал этот светлый лагер, после чего пошла деиндустриализация, и, соответственно, осознание людьми, что глобализация – это, конечно, процесс в одном смысле очень хороший, что позволяет избежать голода и решить бытовые потребности в пище и прочем, но в какой-то момент, когда большая часть людей, золотой миллиард, перешли на некий новый уровень потребления, они поняли, что больше не хотят пить этот лагер, и им хочется больше разнообразия.

И начались процессы появления крафта, потому что крафт на самом деле не только в пиве – оно сейчас везде, и мыло делают крафтовое, и пирожки. Обратите внимание, как много сейчас появилось всевозможных маленьких бизнесов, это процесс против глобализации. Были глобальные компании, которые варили кока-колу, лагер. «Будвайзер» и всякие бигмаки, а сейчас куча каких-то мелких бургерных. Кто-то варит у себя мыло какое-то крафтовое. Кто-то делает крафтовый шоколад, кто-то сам начал шить одежду. То есть, это идея антиглобализации. Смысл всего этого в том, что глобализация – она изжила себя сейчас, и большинство из тех, которые потребляют эти продукты, они уже устали от этого, им хочется чего-то нового, и, соответственно, они готовы за это, во-первых, платить, а во-вторых, многие из них поняли вдруг, что они готовы этим заниматься, не сидеть в офисе и протирать штаны, а пойти и взять самому сделать эти крафтовые бургеры, или крафтовое пиво.

С моей точки зрения основная идея крафта – она именно в этом. Это противопоставление глобальным компаниям. Есть все эти определения, американские, европейские, но честно скажу, все это вилами по воде, потому что если взять это определение, там, Женя забыл, есть ограничение по объему. То есть, крафтовая пивоварня – это та, которая производит не более вроде как 6 миллионов баррелей пива в год, это офигенное количество, это очень много. В таком плане мы можем крафтовой пивоварней считать пивоварню в Мытищах, МПК, Московскую пивоваренную компанию, которая производит Жигули, Хамовники и так далее. В принципе, наверное, это крафтовая пивоварня. Но с точки зрения лично меня, нет.

Все-таки эти критерии – они, может, для Америки, с их уровнем рынка, подходят, с их уровнем развития бизнеса и так далее. Но в моем, по крайней мере, понимании – это история про человека. То есть, есть человек, который считает, что он может делать какой-то продукт, необязательно пиво. Лучше, чем это делает эта глобальная компания, которая находится в его регионе. Он готов вложить свои деньги, уволиться из офиса, построить эту компанию и начать производить продукт, продавать, продвигать и так далее.

В общем, вот то, что я хотел сказать по поводу того, что такое крафт. Если вопросов нет, давайте я перейду к другой теме. У меня был маленький пунктик о том, что нужно. Чтобы открыть крафтовую пивоварню. Потому что вся эта история – она, на самом деле, к этому. Самое главное, что нужно, чтобы открыть крафтовую пивоварню, там было написано «просто пивоварню» – там нужны деньги, купить оборудование, нанял каких-то выпускников института пищевого, и они будут варить живое пиво, будешь его продавать, и все нормально будет. Если хочешь открыть крафтовую пивоварню, тебе нужно желание или, если ты чисто бизнесмен, то тебе нужен партнер, человек, у которого будет эта искра. Человек, который будет творить. Потому что самое главное в крафте – это именно творчество.

Тебе хочется делать такое пиво. На нашей пивоварне подход к созданию рецептов и вообще сортов пива – именно такой, то есть, я хочу через месяц выпить такого пива, именно такого. И если оно никому не понравится – выпью сам. У нас не такие большие объемы производства, мы его сами выпьем. Но самое главное – это именно то, что мы, в отличие от крупных транснациональных компаний, не проводим маркетинговые исследования. Не спрашиваем людей, будут ли они пить такое пиво или нет. Нам кажется, что так будет вкусно, делаем и даем на рынок. Иногда люди не принимают. Иногда принимают. Чаще всего, получается как-то так. Но иногда получается очень ярко. Таким образом возникают такие новые течения. Потому что реально, чем интересен мир крафтового пивоварения, так это тем, что, в отличие от глобального пивоварения, у него возникают периодически какие-то тренды. Буквально тренд 2017 года – это, наверное, мало кто знает не из пивоваров, это New England IPA, и Milkshake как его подвид, это пиво, которое по виду напоминает сок – очень мутное, буквально как апельсиновый сок, более того, оно пахнет как апельсиновый сок и на вкус как апельсиновый сок. Единственное отличие, что оно с алкоголем и там, на самом деле, нет апельсинов.

Это реально пиво, но я, если честно, не знаю точно, как оно появилось, но скорее всего, в результате такого творческого порыва, причем еще, судя по всему, и с технологической проблемой, потому что особенность варки этого пива в том, что в нем немножко сломлены традиции пивоварения, оно неправильно варится, так нельзя варить пиво, на самом деле. Но получилось так, это очень вкусно, очень прикольно. Конечно, слегка непривычно с первого взгляда, но в результате на одной пивоварне в Америке, в штате Вермонт, так сварили, кто-то накосячил. Скорее всего был косяк, потому что придумать такое невозможно. Это стало популярным и захватило весь мир. Этот тренд долетел до Москвы буквально за считанные месяцы, и теперь все крафтовые пивоварни варят такие.

С милкшейком, подвидом, история произошла подобная, какие-то ребята сварили сорт, подвид этого New England, назвали Milkshake – это пиво, которое уже не на сок похоже, а на молочный коктейль. В него добавляют лактозу, и если не знаешь, что это пиво, понять, что это пиво, вообще нельзя. И – да, оно стало известным благодаря тому, что о нем написал один очень известный в пивной тусовке человек, сказал, что это отвратительное пойло, такое пить нельзя, готовить нельзя, и это вообще ужас и кошмар, просто что-то за гранью. Всем стало интересно, что же это такое, все захотели попробовать и поняли, что им это нравится, в отличие от него, который просто супер авторитет и так далее. Поэтому главное, корень любой пивоварни, 95% успеха любой пивоварни – это пивовар, человек, который будет делать это пиво – придумывать его, варить его, потому что ни один сорт, на самом деле, с первой попытки не получается. Это нужно сварить один раз. Потом другой, чего-то добавил, и так далее. В остальные 5% можно впихнуть оборудование и все остальное, все это, на самом деле, мелочи, технологические детали и, по большому счету, никакого интереса особого не представляют. Вот, собственно, что я хотел сказать.

Евгений Смирнов: Я подхватить хочу, потому что еще один аспект Денис упомянул, а я нет, потом сказал про человека, который очень важен, так вот, в части продвижения, маркетинга и продаж – это тоже ключевое отличие крафтовой пивоварни от некрафтовой. В ней автор никогда не прячется. Весь масс-маркет обезличен. Кто главный пивовар «Балтики» – кто-нибудь знает? Мы не знаем, кто главный пивовар «Балтики» – за него говорит отдел маркетинга, такое ощущение. Как создает новый сорт крафтовый пивовар? «Слушай, а давай вот так попробуем». Как создается новый сорт на «Балтике»? Мне так видится, что отдел маркетинга присылает на него заявку: «Сделайте новую этикетку. Нет-нет, в пиве ничего не меняйте, этикетку новую сделайте. Пробку винтовую. Два года назад делали? Возвращаем кронен-пробку и делаем как новинку». Вот и все создание нового сорта, в принципе. Органолептика всегда одна и та же.

Денис Ковалев: Они еще маркетинговые исследования проводят, я даже принимал пару раз участие, они в самом деле проводят массовые исследования общественного мнения. Но, честно говоря, судя по всему, результат всегда один и тот же – варить светлый лагер.

Евгений Смирнов: Так вот, крафтовый пивовар – это всегда человек с лицом. Он ни от кого не прячется, он известен на весь мир, в случае с топовыми пивоварнями, причем крупными, по российским меркам они гиганты, но даже там мы знаем их всех поименно. Знаем Сэма Каладжионе, Кена Гроссмана и всех прочих – они открыты для общения, и это тоже ключевое отличие крафта. Есть всегда конкретный автор, творец, создатель, который  может огребать помидорами тухлыми, может получать медали, но он никогда не прячется ни за какими рекламными или маркетинговыми отделами.

И еще я немного скажу про особенности хранения и сбыта. На мне отбор лежит в нашей сетке. В эту стандартную процедуру можно попасть через пробники. Поскольку я и те, кого я обучаю, мы обучены на поиск дефектов соответствия пива заявленному стилю и прочим таким вещам, то, естественно, чтобы попасть куда угодно, к нам, в хореку или еще куда, все равно, ты сначала должен сделать товар, который продает себя не этикеткой, а контентом, то есть, само по себе пиво должно быть вкусным, интересным, соответствующим заявленным характеристикам, и так далее. Только после этого уже рассматриваются маркетинговые вещи – какая у него крышка, что нарисовано на этикетке, и сколько оно стоит. Крафтовое пиво, естественно, дорогое, и в закупках, и на полках, и маржа там не такая бешеная, как в регулярных массовых лагерных сортах. Это тоже долгая история, об этом мы сказали сразу – это бизнес для увлеченных людей к увлеченным людям, то есть, равнодушные тут просто не удержатся. Ни варить пиво, ни пить такое пиво  равнодушный человек просто не сможет, ему вся эта история быстро наскучит.

Особенности хранения и сбыта – это сугубо российская специфика. У нас вообще нет понятия о холоде как о религии, то, что есть, в общем-то, во всех приличных странах, понимание, что чем лучше ты выдерживаешь температурный режим хранения, логистики и розлива, тем будет лучше. Отношение к этому у большинства всяких «разливаек» – а зачем? Вы наверняка неоднократно сталкивались с тем, что приходишь в бар, тебе наливают пиво, а там окисел, то есть, никто вообще об этом не думает, бочка стоит под прилавком, прямо в торговом зале, система не промывается. Но это вопрос общей культуры, который надо просто поднимать. Поэтому никаких особенностей у хранения крафтового пива нет, но большинство крафтовых пивоварен России не пастеризуют свои сорта, поэтому, естественно, там холод выходит даже не на передний, а на нулевой план. Мы в своих сетях обеспечиваем холод на 100% точек, на всех складах, но не все так делают. А сроки хранения пива очень зависят, прежде всего, от плотности.

Денис Ковалев: Давайте я об этом расскажу, мне это ближе. На самом деле, вопрос очень-очень важный, как я уже говорил, это на самом деле, корень всей пивной индустрии – увеличение срока хранения пива привело к фатальным последствиям для рынка, и сейчас мы как бы откатываемся в этом плане назад, отыгрываем потерянные позиции. Но все равно проблема осталась. Какие технологии используются для увеличения срока хранения? Во-первых, это лагерные низовые дрожжи, которые бродят при низких температурах, не позволяя тем самым заразить пиво в процессе его производства. Второе – это хмель, который является природным консервантом, потому что все-таки сейчас пиво подразумевает собой не использование никаких консервантов, кто бы там что ни говорил про пивные порошки и разведение в спирте, но это технически невыгодно, практически все пиво в мире варится реально из хмеля, солода, воды и так далее. И хмель является ключевым консервантом в пиве.

Евгений Смирнов: Я еще добавлю. В пиве два мощнейших консерванта – это хмелевые альфа-кислоты и спирт, а другие, в общем-то, особо не нужны.

Денис Ковалев: Да, спирт само собой, конечно. Люди пошли дальше, и следующие технологии, которые позволили увеличить срок хранения – это пастеризация. Грубо говоря, это такой процесс: когда пиво уже готово, полностью готовый продукт, его дополнительно еще резко нагревают до 80 градусов по Цельсию, что позволяет дополнительно убить какие-либо бактерии, которые еще через все эти фильтры каким-то образом умудрились проникнуть. Допустим, при розливе из воздуха попали. И в результате этого процесса мы получаем такой продукт, как какой-нибудь светлый лагер транснациональной компании, который, по сути, может храниться неограниченное время. Без каких-либо холодильников и всего. Его вкус, конечно, будет меняться, само собой, потому что хмель разлагается со временем, но особой разницы мы не заметим – что вначале это была светлая водичка со спиртом без вкуса и запаха, что в конце будет примерно то же самое. В крафтовом пиве, конечно, все совсем не так, гораздо сложнее, технологически в том числе, и это одна из причин, почему оно существенно дороже. Потому что большинство вкусов и тонких нюансов, которые хочет отразить автор в рецепте, процесс пастеризации, в частности, просто их физически убивает.

Кстати, пропустил еще один момент – фильтрация. Ее проводят перед пастеризацией, делается через мелкие микронные мембраны, которые тоже останавливают практически все клетки, которые могли бы выжить в этом пиве. Вот эти два процесса – фильтрация и пастеризация – крайне сильно влияют на вкус пива. Мы пробовали – конечно, когда ты открываешь пивоварню, тебе начинают звонить поставщики оборудования, предлагают свое оборудование и дают его бесплатно протестировать. Мы брали себе на тестирование фильтр, пастеризатор. И мы опробовали его на одном из наших самых популярных сортов – Red Machine IPA. Это такое яркое, очень охмеленное, горькое и ароматное пиво с насыщенным вкусом, после того, как мы пропустили его через фильтр и пастеризовали, мы получили некое подобие этого светлого лагера. Конечно, оно было более ароматное, более горькое, более вкусное, но в целом это было уже именно так.

Если сравнивать, это как будто на входе у нас был компот, а на выходе получилась вода, разница была настолько шокирующая. Поэтому нам приходится от этих процессов отказываться, и это, конечно, критически сильно влияет на сроки хранения. Потому что у нас в любом случае в пиве остаются дрожжи, туда могут попасть какие-то микроорганизмы, потому что мы делаем сухое охмеление, когда уже в готовое пиво засыпаем хмель, который сам по себе не стерилен и так далее.

Но если очень грамотно подойти к этим вопросам, к соблюдению технологии, стараться делать все предельно стерильно, не допускать контакта пива с воздухом и так далее, то как-то раздвинуть эти границы можно. В частности, для сортов не суперплотных, с содержанием алкоголя менее 10%, можно добиться сроков хранения до полугода и даже год. При этом хранение в холодильнике позволит гораздо лучше сохранить его изначальные свойства.

Пивовар, который варит пиво, он варит в большую-большую емкость, там несколько тонн. И когда он оценивает результат, он оценивает то пиво, которое находится в этой емкости, в танках, в цилиндрическом, классическом – не важно. После того, как мы начинаем его переливать дальше, чтобы оно попало к человеку – в кеги или в бутылки, оно в любом случае начинает постепенно меняться. Нет таких технологий, которые позволили бы это изменить. У нас была пивоварня «Пятый океан», которая придумала мобильные танки. Они сделали 500-литровые канистры, в которые перекачивали это пиво, привозили, пытаясь как раз решить  эту проблему, приблизить пиво к тому, каким его  вообще сварил пивовар. В итоге, конечно, все эти технологии влияют. Соответственно, условия хранения в этом танке обычно – это температура около 0 градусов Цельсия, абсолютная темнота, потому что он сделан из нержавеющей стали, то есть, туда не попадает никакого света, полное отсутствие кислорода, потому что там атмосфера углекислого газа. Это как раз условия, идеальные для пива, и в этом танке оно может храниться, хоть и не вечно, но очень-очень долго – год, два, и с ним почти ничего не случится. Но если мы перелили его в кегу, допустим, а кега поехала в теплой машине, приехала на теплый склад дистрибьютору, дистрибьютор его там похранил, потом отвез в магазин, где его тоже поставили под барную стойку и не промыли систему. И все, этот продукт, который в итоге попадет в бутылку или стакан потребителю, это совсем не тот продукт, который уехал с пивоварни.

Но если вся цепочка  относится к этому делу сознательно, следует хотя бы надписям на этикетках пива, потому что у нас на всем пиве написан температурный режим, и если бы хотя бы ему следовали, то качество сохранения вкусовых и остальных моментов в пиве несравнимо увеличилось. Самые главные два врага – это свет и температура.

Если мы используем, допустим, пиво в бутылках, то оно должно храниться в запечатанной коробке в холодильной камере, то есть, у дистрибьютора должна быть холодильная камера. Если оно будет таким образом храниться, у него будет очень большой срок годности. Для большинства наших сортов срок годности – 180 суток, то есть, полгода, мы с каждой партии сохраняем несколько бутылок, у нас на пивоварне есть огромная холодильная камера, в которой стоит эта коллекция. Я недавно вскрывал бутылку, которая туда была поставлена в 2014 году, это одна из первых наших варок. То есть, больше 3 лет. Это был как раз IPA, тот самый Red Machine, один из наших самых первых сортов и, конечно, оно не такое, как свежее, само собой. Но в любом случае, это было вполне приличное пиво – можно было понять, что это IPA, что там хмель, есть аромат, и так далее.

У меня также есть вторая коллекция, которая стоит для сравнения в тепле, и оттуда мы вскрыли бутылку, там получилось по вкусу что-то вроде светлого эля. Никаких следов от хмеля уже не осталось, остались такие медово-солодовые ароматы. Оно не скисло, но узнать, что это три года назад был Red Machine, думаю, никто бы не смог. Оно существенно изменилось.

Важно соблюдать условия хранения, указанные производителем на таре. Это банальное правило, его требует не только производитель, но и законодатель, если уж на то пошло. Если вы собрались открыть розничную точку или оптовую, читайте этикетки. Как написано на этикетке, так и храните, и будет вам счастье. Производитель всегда пишет то, как он хотел бы, чтобы с его продуктом обращались. Если с ним так будут обращаться, все будет прекрасно.

Евгений Смирнов: Я еще хочу одну штуку рассказать, из серии «это интересно». Есть технология дозревания в бутылке. Один из факторов, влияющих на сроки хранения – это начальная плотность. То есть, проще говоря, если у дрожжей есть широкий запас для жизнедеятельности, аминокислоты, они очень долго могут продолжать жить и работать, то есть, это пиво, можно сказать, не в финальной стадии, оно постепенно продолжает меняться, но пиву с высокой начальной плотностью, с дрожжевым осадком, нефильтрованному, непастеризованному, производители иногда дают до 20, до 30 лет срока годности после реализации в торговой сети. У нас такие тоже есть, это можно купить, выпить, получить массу удовольствия или даже купить и подарить новорожденному на свадьбу, и все с ним будет прекрасно.

Денис Ковалев: Женя все правильно сказал, есть даже такое пиво, которое, как вино, с выдержкой улучшается, то есть, пиво, которое можно выдерживать. Но это, опять же, надо делать в погребе, как и вино, при стабильной относительно низкой температуре и отсутствии солнечного света. Это пиво со временем будет тоже улучшаться. В крафте это норма, более того, это очень популярные сорта, имперские стауты, например, большинству из них эта выдержка позволяет сделать вкус более гармоничным, потому что там дрожжи продолжают жить и доедать, скажем так, те вещества, которые они не успели доесть в процессе нормального брожения, тем самым улучшая вкус. Не для всех сортов это работает, но определенный список сортов есть, которые действительно улучшаются с выдержкой. Соответственно, можно сказать, что у них неограниченный срок хранения, хотя по нашему законодательству так писать нельзя.

1 3672
Поделиться
Комментарии 1
Павел
03 апреля 2019, 15:05

Здравствуйте, хотелось бы подробнее узнать какие применяются технологии при наливе и закупорке бутылочного пива что бы срок был 6-9 месяцев у нефильтрованого и не пастеризованого пива

08 июля 2020
Salón Piva Bratislava

8-10 июля в Братиславе, в здании Старого рынка на площади Словацкого Национального Восстания, пройдёт пивной фестиваль Salón Piva.

30 июля 2020
Korea International Beer Expo (KIBEX) 2020 (Южная Корея)

Выставка Korea International Beer Expo (KIBEX) 2020 пройдёт с 30 июля по 1 августа 2020 года в Сеуле.

01 августа 2020
Фестиваль «Пить и Жарить» (Санкт-Петербург)

1 августа 2020 года в Санкт-Петербурге, в центре дизайна ArtPlay, состоится большой фестиваль барбекю и крафта «Пить и Жарить».

Лучшее
15 22840
Государство и пиво: коллекция маразмов