Видеоканал

← Обратно к видеоканалу
16 марта 2015, 12:10

Владислав Спирин: «Участники рынка должны сами определять добросовестных производителей»

Спирин Владислав Викторович

Начальник сводного аналитического управления Росалкогольрегулирования.

– Уважаемые участники заседания, к сожалению, у меня нет слайдов

– Я попытаюсь коротко рассказать, над чем мы сейчас очень внимательно работаем. Я буквально сейчас был у нашего куратора в правительстве, вице-премьера Александра Геннадьевича Хлопонина, идет обсуждение в правительстве, с участием 17 федеральных органов исполнительной власти, так называемого проекта «дорожной карты», который имеет рабочее название «План мероприятий по стабилизации ситуации и развитию конкуренции на алкогольном рынке». Мы обсуждаем начиная с декабря, было первое заседание правительственной комиссии по регулированию алкогольного рынка, ее работа была восстановлена по прошествии, по-моему, двух лет, которой предшествовала другая комиссия. Сейчас она восстановлена. Первое поручение – разработать такую дорожную карту. Самые разные есть предложения для обсуждения, есть кардинальные, вплоть до того, чтобы ввести государственную монополию на оборот спирта. Наш вариант более мягкий, предусматривает тонкую настройку существующего регулирования. Ни для кого не секрет, и это подтверждают данные статистики, что то высокое налогообложение, которое осуществляется, я опять сейчас имею в виду ставку акциза на алкогольную продукцию, на пивоваренную продукцию, приводит к тому, что объемы легального производства падают, это отмечают все. И конечно просто запретительными, ограничительными мерами, как нам кажется, и это понимает правительство, не обойтись. Цель – создать конкурентные преимущества для легальных производителей, чтобы они почувствовали себя в выигрышном положении по сравнению с нелегальными.  Но конечно нельзя забывать о борьбе с нелегальным оборотом и производством, поэтому дорожная карта на сегодняшний момент – это 17 пунктов, которые мы попытались свести в целый план мероприятий.

– Первый пункт – это введение ЕГАИС в розничное звено. Планируем завершить эту работу в полном объеме к июлю 17-го года, соответствующий доклад предоставить в правительство.

– Конечно, сама ЕГАИС не предполагает борьбы с нелегальным оборотом, но большое количество магазинов, которое составляет на сегодня 260 тысяч, и возможности контролирующих органов по борьбе с нелегальным оборотом не предусматривают охват большого количества розничных магазинов. И цель введения ЕГАИС – сделать этот контроль удаленным и прослеживать продукцию от производителя, оптового звена до розницы. Система ЕГАИС в оперативном порядке в течение суток будет сигнализировать о появлении нелегальной продукции в той или иной торговой точке. Это уже дальше работа правоохранительных органов, в том числе и Росалкогольрегулирования, мы ни в коем случае не отказываемся от этой работы.

– Второй пункт, который мы включили в дорожную карту, направлен на ограничение оборота этилового спирта, который сейчас идет под видом медицинского спирта. Такой продукт сейчас в больших количествах существует на рынке. Ни для кого не секрет, что до 2008 года и раньше порядка 130 спиртзаводов осуществляли деятельность на рынке, сейчас их осталось 72. Спиртзаводы не исчезают – они пытаются перепрофилировать свое производство: продолжают производить свой спирт, но ищут легальные выходы на рынок. Этот легальный выход они нашли, они регистрируют свой этиловый спирт под видом фармацевтических субстанций, лекарственных препаратов, получают необходимые документы в соответствующих органах – Росздравнадзоре и Минпромторге, лицензии… И показывают им, что делают, условно говоря, один литр медицинского спирта, а мощности при это – на миллион литров. Предприятие не буду называть, в Ульяновской области… В Тульской области – на два миллиона литров. То есть по сути дела идет обман государства, сокрытие, легализация нелегального спирта. Эту продукцию постоянно изымают правоохранительные органы. Покупают ее в емкостях по 50, 25, 5 литров – это совершенно не тот объем, который нужен больному человеку, чтобы вылечиться. Но именно такая поставка происходит. Например, у нас есть данные правоохранительных органов из Республики Северная Осетия – Алания: за два года – 148 железнодорожных вагонов. Но ни мы, ни правоохранительные органы не могут предъявить претензии к этой организации, потому что она имеет соответствующие документы, выданные в 2007 году, что это средство медицинского назначения. Есть и другие примеры, не буду их сейчас приводить. Наше предложение, к сожалению, как показывает практика, органы, которые обязаны осуществлять это контроль, Росздравнадзор и Минпромторг, либо не обладают тем объемом полномочий, чтобы пресечь этот оборот, либо не очень стремятся, в силу своей загруженности, или не могут это сделать. Росалкогольрегулирование предлагает ввести контроль за перемещением этой продукции, я имею в виду, спирта медицинского, ввести лицензирование перевозок этого этилового спирта. Второе, что мы предлагаем: зачастую сами производители спиртов имеют то же абсолютно оборудование, ничем не отличающееся. И еще раз подчеркиваю, что это производители спирта, которые не прошли у нас лицензирование, отличия медицинского спирта от ГОСТовского – гостовский там 96,3, 96,6, медицинский – 95. Вот и все отличие. Абсолютно то же самое оборудование. Также используется зерно, то же самое сырье, так же выходит барда. К сожалению, не выполняется при этом требование закона об абсолютной бардопереработке. Отходы сбрасываются в окружающую среду и тем самым наносят вред. Пресечь эту деятельность, к сожалению, никто не может, потому что сложилась ситуация, что это спирт медицинского назначения. Поэтому если такие предприятия и хотят производить фармакопейный спирт, либо этот фармакопейный спирт необходим в производстве лекарственных препаратов, мы предлагаем, чтобы этот фармакопейный спирт производился из спирта, произведенного у лицензированного спиртзавода, любой лицензируемый спиртзавод может очистить спирт до такой степени чистоты, которая нужна для медицины, от всяких примесей. Дальше он разбавляет этот спирт очищенной водой до той концентрации, которая нужна для медицины. Это может быть и 95 процентов, и 70, и 40 процентов. Тем самым само производство спирта из зерна, из мелассы, на предприятии, которое производит лекарственные препараты, не должно быть. Только закупка спирта.

– Третий пункт, который мы предлагаем, это изменения в наш федеральный закон, направленные на регулирование вопросов общественного питания. В 2011 году, в связи с принятием 218 ФЗ, были поставлены правительством, президентом задачи – вы их все знаете. Это запрет продажи алкогольной продукции в ларьках, запрет продажи алкогольной продукции по времени – такие ограничения были введены. Но практика показала, что мы ввели ограничения для розничной продажи алкогольной продукции, но для общественного питания оставили разрешение продавать алкогольную продукцию, вино, пиво, слабоалкогольную продукцию. Действительно, это обоснованно, потребление алкогольной продукции в пункте общественного питания – более цивилизованного характера, по сравнению с тем, если бы это приобреталось. И меньше нелегальной продукции проходит как раз через пункты общественного питания, хотя она тоже там есть. Но недоработка этого закона в том, что сейчас любой ларек пытается называться пунктом общественного питания, не прикладывая абсолютно никаких усилий к этому. Поменял вывеску, выложил один бутерброд, дай бог, поставил столик рядышком, и продолжает торговать водкой круглосуточно, но при этом это тот же самый нестационарный торговый объект. Поэтому мы предлагаем разделить два этих вида деятельности у нас в законе, сделать условия, при которых общепит будет разделяться однозначно законодательно и юридически, и будет понятно для всех контролирующих органов, и для предприятий общественного питания, которые будут исполнять требования закона, будут сохранены льготы, которые существовали. Тем самым они не будут дискредитированы деятельностью недобросовестных продавцов. Этот законопроект сейчас уже в достаточно высокой степени подготовки, мы планируем внести его в ближайшее время в правительство.

– Четвертое наше предложение – последние годы, опять же, с возросшей налоговой нагрузкой на производителей алкогольной продукции фиксируется рост использования схемы минимизации налогов путем использования вычета, связанного с возвратом алкогольной продукции, маркированной. Если, например, в 13 году 57 миллионов бутылок возвращено, за 11 месяцев 2014-го – уже 74 миллиона бутылок. Мы понимаем так, что ничего не возвращается на самом деле. На самом деле производится алкогольная продукция, она отгружается и продолжает успешно продаваться в рознице. Но по бумагам ее якобы вернули, производитель имеет при этом все основания заявлять в налоговой декларации вычет, а розница имеет у себя в обороте легальную продукцию, с легальными марками, официально зарегистрированную в ЕГАИС, и никаких проблем с этой продукцией не имеет. При этом бюджет, естественно, ничего не получает от продажи этой продукции. В связи с этим наше предложение заключалось в том, чтобы усилить контроль за этими возвратами. Я буквально вчера видел предложение от министерства финансов, которое вообще кардинально предлагает запретить налоговые вычеты, связанные с возвратом алкогольной продукции. Мы предлагаем установить контроль путем участия наших сотрудников в комиссии, которая будет принимать решение об уничтожении возвращенной алкогольной продукции. Мы не в каждой комиссии можем участвовать, но считаем, что без нашего участия в этой комиссии мы не сможем остановить этот лжевозврат.

– Пятый пункт в нашей дорожной карте – тоже достаточно известная тема. Это различия налоговой политики в странах Таможенного союза, которые есть на сегодняшний момент, хотя с первого января в какой-то степени улучшилась ситуация, она  связана не с нашими действиями, а с тем, что в какой-то степени рубль обесценился, и в результате, например, в Казахстане водка на российские рубли подорожала, то есть за счет обесценивания рубля, не повышая ставок акцизов. Если разница была в 14 году 500 и 200 рублей с Казахстаном, сейчас это 100-150. Сейчас другое произошло: добавилась Армения, которая к нам присоединилась, где вообще 41 рубль акциз. Поэтому актуальна эта норма: мы предлагаем, чтобы гармонизация такая происходила, было подписано как минимум соответствующее соглашение на уровне Евразийской экономической комиссии. Работа такая ведется, но  процесс этот длительный, закончится он дай бог к двадцатому году, и для того чтобы защитить наш отечественный рынок, прежде всего, крепкой алкогольной продукции от нелегального перемещения физическими лицами алкогольной продукции стран Таможенного союза – ограничить такое перемещение, усилить ответственность, за продажу такой продукции, за нахождение такой продукции в обороте, и прежде всего такую ответственность усилить для физических лиц.

– Есть еще один пункт, который мы сейчас прорабатываем с представителями пивоваренного бизнеса – это предложение о лицензировании пивных напитков. Норма пивные напитки у нас были введены в закон в 11-м году, в 12-м требования вступили в силу. Что получилось по применению этого термина? Мы наблюдаем падение производства слабоалкогольной продукции и одновременно увеличение производства пивных напитков, и наши контрольные мероприятия говорят о том, что наши предположения, что часть слабоалкогольной продукции, которая с 2011 года в полном объеме начала маркироваться, подключаться к системе ЕГАИС, пытаясь минимизировать свои издержки, начала переключаться на пивные напитки, тем самым действительно дискредитируя добросовестных производителей пива и пивных напитков. На сегодняшний момент мы проверили несколько оптовых организаций, и разница по этой проверке между задекларированным объемом производства пивных напитков и тем, что продается в рознице, в два раза. 27 миллионов задекларировали производители, 56 миллионов продали. Только от этой разницы уже потерял бюджет порядка пяти миллиардов рублей. Сами по себе махинации с рецептурой, сокрытие и уход от налогообложения как от слабых алкогольных напитков. Мы знаем, что слабоалкогольные напитки должны платить 400 рублей за литр безводного спирта, для пивных напитков меньше – 18 рублей. От этой экономии они получают еще дополнительно два миллиарда. Вот семь миллиардов только на этой теме несколько предприятий, которые мы проверили, сэкономили. Поэтому нам видится, что термин «пивные напитки» должен быть доработан, и производители слабоалкогольной продукции, которые пользуются несовершенством законодательства и называют себя «пивные напитки», тем самым уходя от налогов, должны лицензироваться их производство и оборот.

– Последнее время активно развивается интернет-продажа всех потребительских товаров, продуктов питания, этот сегмент рынка действительно имеет сильный импульс, и на него нельзя не обращать внимание. С одной стороны сейчас продажа дистанционным способом алкогольной продукции запрещена, но нам кажется, что покупатели будут получать качественную продукцию , приобретая через интернет с меньшими затратами для себя, если такой продавец будет добросовестен. Поэтому наше предложение для добросовестных продавцов – разрешить продажу дистанционным способом, через интернет-ресурсы, но такие добросовестные продавцы, конечно, должны попадать в этот интернет через определенный фильтр. Прежде всего, конечно, с нашей точки зрения не может быть добросовестный продавец зарегистрирован на Камчатке, а продавать в Москве. Скорее всего у него должно быть место регистрации в городе федерального значения. Этот добросовестный продавец должен иметь оптовую лицензию, и он должен иметь как минимум один-два розничных магазина. Должны быть требования к уставному капиталу, он должен отвечать за свои действия и находиться в некоем реестре. Для того чтобы ограничить возможные продажи несовершеннолетним, наверное, можно рассматривать вопрос расчета за такую продукцию банковской картой.  Этот вопрос мы также включили в нашу дорожную карту, считаем, что решение этого вопроса поддержит добросовестных продавцов и добросовестных импортеров.

– На сегодняшний момент, с принятием 218-го федерального закона, вы знаете, перевозки автомобильным транспортом подлежат лицензированию. Такой автомобильный транспорт является специальным, устанавливаются специальные навигационные системы, датчики учета, которые позволяют получать информацию о перемещении и об объеме перевозимого этилового спирта. Но у нас есть регионы, в которых никакой автомобильный транспорт не используется. Например, в Дальневосточном федеральном округе сто процентов перевозимого спирта  (это ни много ни мало один миллион декалитров)были перевезены железнодорожным транспортом. В Сибирском федеральном округе 76 процентов перевозок (это почти пять миллионов декалитров) тоже совершаются железнодорожным транспортом. Так называемый транзит, который раньше был между странами, когда не было Таможенного союза, сейчас этот транзит осуществляется между Белоруссией и почему-то все в направлении Азербайджана, Туркменистана – автомобили туда тоже не доезжают, и все идет железнодорожным транспортом. Никто не может свести баланс – сколько выехало, сколько пересекло, потому что таможенных постов сейчас нет. Поэтому мы предлагаем за этими перевозками ввести дополнительный контроль, лицензирование этих перевозок, как опасных грузов, существует, ввести дополнительные требования для учета таких перевозок, подключение такой перевозки к системе ЕГАИС.

– Проблема сейчас существует в правоприменительной практике.  Физические лица, которые продают алкоголь, по требованию КоАПа могут быть оштрафованы на полторы тысячи. Совершенно другая ситуация для организаций, которые могут двести тысяч получить штраф за нелегальную продажу алкогольной продукции. Прекрасно понимают хозяева магазинов, что можно спрятаться за продавцами, передав ему просто алкогольную продукцию на реализацию, который возьмет на себя ответственность, получит полторы тысячи штрафа, который, наверное, ему отдаст хозяин магазина, и дальше продолжит торговать. Поэтому без усиления ответственности физических лиц за нелегальную продажу алкогольной продукции этот вопрос не решить. При этом мы предлагаем не только усилить административные штрафы, но и за повторное нарушение ввести уголовную ответственность.

– Если взять все затраты которые несет добросовестный производитель, заплатил все налоги, заплатил в сети все ретробонусы, совершенно не остается денег на продвижение своей продукции. Мы тоже считаем, что Росалкогольрегулирование может помочь своими действиями этому добросовестному производителю. Но таких добросовестных производителей, импортеров, оптовиков, конечно, должно выбирать само экспертное сообщество, сами участники рынка, но если Росалкогольрегулирование будет помогать доводить этот список до каждого потребителя, до каждой торговой точки, в любом случае, добросовестному производителю это будет только в помощь. Поэтому, наверное, надо будет вносить изменения в закон.

– Последнее время для производителей пивоваренной продукции ситуация, наверное, изменилась, по сравнению с тем, что они видели до 11-го, до 9-го года. В один год ставка акциза в три раза увеличилась, сейчас тоже продолжает увеличиваться, они потеряли рынки сбыта через нестационарную торговлю. Есть падение определенное в производстве пивоваренной продукции, хотя мы понимаем, что половину акцизов, которые на сегодняшний момент поступают в бюджет, дает пивоваренная отрасль. Поэтому мы предлагаем для поддержки производителей пивоваренной отрасли ввести понятие так называемого слабоалкогольного пива. Сейчас можно обсуждать, и сейчас обсуждается такое, что можно образовать 4,5%, может быть, ниже, но для этого слабоалкогольного пива мы предлагаем понизить ставку на 25% по сравнению с существующим.

– Есть техническое предложение, которое касается статистического наблюдения, на этом настаивает Росстат. На сегодняшний момент так сложилось, уж не знаю, по какой причине, наши контрольные данные – РАР – и данные Росстата очень сильно отличаются по рознице. Я боюсь, это связано с тем, что мы ведем свой контроль, декларируем по своим ходам, которые соответствуют нашим внутренним приказам, нам так удобно, потому что наш контроль больше заточен на выявление спирта в этой продукции, поэтому кодируем таким образом, в таком порядке, а Росстат делает это по-другому. У них совершенно другие ходы, ходы не стыкуются, предприятия путаются, в результате есть расхождения. Поэтому Росстат, конечно, просит от нас унифицировать этот процесс, чтобы государственная статистика и данные деклараций не расходились. Расхождения очень сильные, там до 30% бывает.

– Следующий вопрос, на котором я не могу не остановиться, тоже связан с необходимостью поддержки деятельности легальных производителей алкогольной продукции. Если брать следующую ситуацию в продаже алкогольной продукции в сетях, прежде всего, производитель водки отдает сети до 120 рублей, разными способами, платежей. Правительством в январе-месяце были приглашены крупные производители алкогольной продукции, крепкой алкогольной продукции – это у нас основные плательщики акцизов, и лидеры торговых сетей. И действительно было признано то, что неправомерно начисление  всех торговых надбавок на косвенные налоги, акциз, НДС, это не является доходом ни производителя, ни продавца, это доход государства, и принимать в расчет эти налоги при расчете  своих наценок торговая сеть не должна, это признали торговые сети. Поэтому сейчас готовится законодательная инициатива, что при определении торговых надбавок , любых вознаграждений и выплат, которые начисляются в пользу торговых точек производителями алкогольной продукции, на которые устанавливается минимальная цена, исключаются косвенные налоги, акциз и НДС. При этом, технически, конечно, чтобы это исключение произошло, до розницы должны быть доведены производителем сумма акциза и НДС. Это может быть разными способами: на марку наносить или в справку к товарно-транспортной накладной, когда будут сетевые ЕГАИС, будет проще доносить, в первую очередь, информационно, сколько будет стоить акциз и НДС.

– Еще один пункт, на этом я завершу, есть технические предложения, которые я не смогу обойти вниманием. Он до этого времени тоже достаточно долго обсуждался. Вопрос о перераспределении акциза. На сегодняшний момент бюджетный кодекс говорит о том, что 40% акциза, это 100% акциза пивоваренной продукции, остается в пользу регионов, субъектов Российской Федерации. По водке 60% отдаются в Федеральный бюджет. Была некая ситуация,  года два назад, когда резко начал увеличиваться акциз, региональные власти понимали, что такое резкое увеличение акциза с достаточно большим объемом нелегального оборота приведет к тому, что легальные производители, те производители, которые, осуществляя свою деятельность, платят налоги, будут сокращать свое производство. И предприятия, какие обращались, производители пивоваренной продукции тоже обращались с просьбой субсидировать их деятельность и способствовать возвращению акциза, части акциза. И это начало происходить лавинообразно, начиная с 12-го года, когда один за другим 18 регионов за два месяца такую схему начали применять, до 60-70% от уплаченного акциза возвращались обратно производителю. Было принято решение, были внесены изменения в Бюджетный кодекс, которые запретили субсидирование подакцизной продукции, но проблема все равно осталась. И так или иначе в регионах начали принимать решения о закрытии рынка, то есть, вводить дополнения к неконкурентным преимуществам собственного производителя. Наверное, есть какое-то оправдание, но от этого выигрывают 20 регионов, а остальные регионы, получается, должны свое иметь производство. Поэтому наше предложение, на сегодняшний момент включили в дорожную карту, перейти от системы распределения акцизов в зависимости от того, кто сколько производит, перейти на систему распределения акцизов в регионах от того, кто, сколько и как продал. То есть, схема такая: все собранные акцизы централизуются на каком-то счете казначейства, потом в зависимости от того, сколько прошло розничной продажи алкогольной продукции, легально, через ЕГАИС, эта сумма возвращается обратно в регионы. Это предложение сейчас есть, оно находится на обсуждении.

– В принципе, все, спасибо за внимание.

– Спасибо большое, Владислав Викторович. Немножечко, конечно, вы выскочили из регламента, но, я думаю, в принципе, это было полезно и интересно, потому что, я еще раз говорю, что дорожные карты или план работы – это ориентир. И по опыту составления других дорожных карт в других отраслях, по другим направлениям, я могу сказать, что вообще-то механизм живой. То есть, сейчас все мы заинтересованы, чтобы была какая-то точка отсчета, быстрее бы какая-то дорожная карта была утверждена, а потом уже посмотрим, как начнут реализовываться эти законодательные инициативы, и, соответственно, ежегодно, в принципе, это все пересматривается, вносятся некие изменения в эти дорожные карты, я имею в виду опыт других рынков и других отраслей. Поэтому здесь, мне кажется, совершенно очевидно, контекст тех пунктов, которые были здесь озвучены, говорит о том, что, первое, Росалкогольрегулирование поддерживает добросовестного производителя, против контрафакта, за выполнение бюджета и, в общем, как вы даже увидели, пытается придумывать некие инициативы, в том числе законодательные, для того, чтобы исключить противоречия внутри логистической цепочки: производство товара и, соответственно, розница. Поэтому, мне кажется, что в целом это направление очень важное и, действительно, бизнес-сообщество включено в обсуждение этой карты, поэтому, в общем-то, мы ее и не раздали в раздаточном материале, потому что вопрос постоянно и ежедневно обсуждается на всех уровнях. Поскольку у нас все было немножечко длинно, у меня есть такое предложение: давайте мы сейчас ограничимся тремя вопросами, остальные вопросы, как я и просил, задайте в письменном виде, мы обязательно все ответы дадим, разместим на сайте. Пожалуйста.

– Здравствуйте, Ростовская область, строящаяся небольшая винодельня. Здесь у нас каждый день начинается с поздравления по поводу принятия закона, а потом пугают и потом все дошло до уголовной ответственности. Хотелось бы, во-первых, принятие этого закона, по задаче, я начал пять лет назад сажать виноградник, узнав о разработке этого закона. И я очень хочу стать легальным производителем. Я в этом году вот уже получил первый урожай, ни одной бутылки еще не продавал принципиально, и пытаюсь получить лицензию. Мы уже сказали, механизма еще нет, и все, но проблема в том, что если закон заработает, то на рынок придет множество таких, как я, темных, необразованных крестьян, потому что если посмотреть весь мир, то вино производится небольшими хозяйствами. И вот этот вот сложный механизм получения лицензии, невнятных требований, оно подразумевает наличие какого-то, может быть, внутри РАР, может, рядом, консалтингового органа. Понятно, сейчас это не разрабатывается, но, во-первых, должно быть какое-то окно, куда я могу прийти, получить, может, платную консультацию. Основные требования, которые нужны моему производству. Я сейчас строю здание, мне все равно, что за очередью какие помещения, понимаете? То есть, я бы с самого начала хотел получить какую-нибудь консультацию то ли на сайте, то ли у какого-то лица, так происходит во всех отраслях, где ведется лицензирование. Даже если, не дай бог, попадаете в похоронное бюро, вам тоже предлагают заполнять документы, в ГАИ при регистрации машины, везде. И эти правила должны быть упрощены для мелких, потому что получить сотовые телефоны, нужно на них получать разрешение в Связьнадзоре, потом масса телефонов похоронила эту идею, все упрощается и упрощается. Спасибо.

– Во-первых, действительно, правила получения лицензии упрощены, фактически, до списка бумаг, то есть, должно быть заявление, должно быть учредительное, документ о постановке на учет в налоговых органах, о задолженности по уплате налогов. Единственный критерий, который мы предъявляем, требование к фермерам для получения лицензии, это наличие виноградника. И должны подтвердить, что да, действительно, это у нас виноградник, не огород с картошкой, то есть, у вас должно быть подтверждение посадки винограда. Это в целом и общем. Конечно, 1 июня 2015 года закон вступает в силу, все читают его по-разному. Наверное, мы действительно будем проводить либо выездные, на уровне субъектов, ближе туда, это у нас Крымский федеральный округ, Южный федеральный округ, Юго-Западный федеральный округ, где, по идее, должны сосредоточиться фермеры, выездные совещания, консультации с объяснением норм закона и подзаконных актов, которые будут сейчас разработаны , это несомненно будем делать. В целом, конечно, закон… Мы понимаем,  что было, что стало. Было то, что фермеры, наверное, все равно производят вино, так, да? Без Росалкогольрегулирования. Сейчас мы, да, признаем этот факт, что да, вы можете получить лицензию, это большое достижение от принятого закона, в том, что не только организации, но и крестьянско-фермерские хозяйства, и индивидуальные предприниматели не обладая ни уставным капиталом, не имея счетчика со спецоборудованием  может обратиться с заявлением на выдачу лицензии и не только получить лицензию на производство, но еще и на розничную продажу одновременно, тем самым сэкономив на получении отдельной розничной лицензии. Это как раз должно вступить в силу с 1 июня 16 года. К сожалению, мы пытаемся оценить, сколько будет фермеров, понимаем, что, наверное, своих ресурсов Росалкогольрегулированию со своим штатом, численностью, конечно, будем нам тяжело до каждого фермера достучаться, пояснить, вложить, что хотел законодатель. Поэтому предусмотрен механизм в этом законе, как механизм саморегулируемой организации. Поэтому фермеров призывают объединяться, конечно, нам будет удобнее работать с представителем фермерского сообщества, саморегулируемой организации, с которым мы чаще проводить будем время, а он уже будет заниматься с каждый фермером отдельно.

– Хотелось бы несколько вопросов все равно. Наконец-то прозвучало, что чтобы бороться с нелегальным, нужно легальных побольше облагать. Наконец, хоть мысль об этом появилась снова, что легальных, добросовестных производителей мы будем пытаться поощрять. Только вопрос к вам, сразу. Кто определять будет, опять, добросовестных производителей? Это первое. Второе, значит, в разговоре вы говорили, что надо налог накручивать нам, но это неправильно, да? Но государство накручивает НДС на акциз, это правильно? И третий вопрос, такой немаловажный вопрос. Второй день, или даже третий, наверное, самое главное мы забываем. При разговоре об акцизе мы говорим: это акциз на легальность, и плюс акциз на бюджет. Ну, я насколько помню, акциз являлся как раз регулятором для того, чтобы стимулировать общество, чтобы общество меньше пило. В нашем стоит такой вопрос. Чем больше будем производить, тем больше производить будем акциза. Если больше будем производить, значит, больше должны выпивать. Наверное, немножко неправильно, поэтому хотелось в будущем, когда мы говорим об акцизе, и, наверное, это правильно, говорить, да, это налог дополнительный, на производителя, он является регулятором для того, чтобы массы пили легальную продукцию, продукт, наверное, хорошего качества, да? Для того чтобы народ у нас был здоровый и порядочный, спасибо.

– Ну, на третий вопрос, сам задал, сам ответил. Тогда я остановлюсь на том, кто определяет добросовестных. Как раз определять добросовестных не будет РАР, это будет, опять же, общество. Алкогольное сообщество, эксперты. Вот этот законопроект говорит о том, что сами производители говорят, вот добросовестные такие-то и такие-то. Мы говорим о том, что как только вы определитесь, кто из вас кто, кто действительно платит налоги, не просто соблюдает законодательство, в части налогового имущества, закон не нарушает, а с другой стороны, налоги не заплатил и ничего не учел. Кто соблюдает рецептуру, понимая, что, не соблюдая рецептуру, это говорит о том, что он что-то добавляет, пока еще не изобрел способ определения какой-то там добавки, и вы сами будете определять, кто  добросовестный, кто не добросовестный, вы ведь все друг друга прекрасно знаете, все работаете на одном рынке и знаете, кто чем занимается, это ваша работа прежде всего. Мы предлагаем, как только вы определитесь, мы поможем эту информацию донести до потребителя. Вот и все. То есть, мы придумали этот механизм, может, в течение суток благодаря системе каналов список уже в каждом обществе в сети висит. Это вот так можно сделать. Можно сделать в виде списка в магазине, это дело будем обсуждать, но мы будем просто помогать вводить такой список, который вы сами определите. РАР совершенно не будет здесь участвовать. Это будет исключительно закон определять. НДС на акциз. Да, наверное, неправильно. Начисление НДС на акциз, в моем понимании, налог на добавленную стоимость сначала добавленная стоимость, потом налог идет. Акциз такой добавленной стоимости производителем не является. Но, к сожалению, говорят, что это мировая практика, ссылаясь на директивы зарубежных, что во всем мире начисляется НДС на акциз, ничего поделать с этим не можем, потому что все эти конвенции подписали. Не могу, хотя, наверное, я с вами согласен, но вопрос этот будет тяжело решить так быстро.

– Самый простой вопрос. Я понимаю, что Росалкоголь занимается легальным производством. Контролирует, регулирует именно легальных производителей. Все 15 пунктов, которые вы произносили, 100% всего этого касается. Но основная проблема легального производства – это нелегальный бизнес. Наверное, на правительственной комиссии ставились эти вопросы, что делать со спиртовыми заводами, которые не имеют лицензии, работают, производят спирт, заводы, которые, тоже не имея лицензии, производят алкоголь, значит, те крестьянские хозяйства, домашние хозяйства, индивидуальные предприниматели, фермеры, которые в собственных жилых домах 12-тысячные линии стоят, водку производят, на эту тему на правительственной комиссии что-то будет решаться? Может, наверное, если в этой сфере покопаться, нам легче было бы работать. Спасибо.

– Абсолютно правильно говорите, конечно, потому что, скажем, так, есть два кольца. Есть кольцо легальных производителей, учтенных в рознице, и есть рынок, который никто не видит, не знает, кроме тех, кто этим занимается, которые тоже дают большой объем, который оценить даже невозможно, этот рынок. Но в итоге другой производитель, тот, кто производит в нашем понимании того, кто пользуется, преимущественно, легальная розничная точка. Потому что не продать ему через квартиру объемы, им нужен выход на легальную розницу. И вот первый пункт, который мы поставили при введении ЕГАИС в розницу, как раз пока идет контроль в рознице, мы такую информацию об этом, об этой реке, так сказать, с какой стороны она затекает в легальную розницу, мы получаем тогда, когда уже все распродано, то есть, формально раз в три года мы можем провести проверку. Раз в три года мы приходим в розничный магазин, когда три года назад туда кто-то что-то поставил. Никого уже нет, какой смысл? В этом достижение системы ЕГАИС – в течение суток мы получаем информацию о заходе такой нелегальной продукции. Второй вопрос, конечно, мы уже законодательной инициативой приняли и законодательная инициатива направлена на борьбу с нелегальным производством и оборотом алкоголя, если кто знает закон, есть такое понятие крупного размера причиненного ущерба с точки зрения признать это уголовным преступлением или административным преступлением, правонарушением. Этот порог сейчас снижен. Был закон принят контрафактной алкогольной продукции, так много чего указано. Второе, что был принят под самый конец года, это вопрос по обязательному изъятию и уничтожению оборудования. Процесс доходил до того, был один случай, когда предприятие в 11-м году лишилось лицензии, в 12-м году через год приехали, предприятие в полном объеме работает, к нему описание оборудования, мы его запломбировали, обратились в суд за конфискацией, но оборудование, естественно, оставили на месте – нет возможности его вывезти. После этого три раза в течение полугода возбуждали уголовное дело против установленных лиц, которые, сами понимаете, оперативненько разбегались в разные стороны, до конца года предварительное дело так и не было возбуждено, в 14-м году опять приехали – опять работают на том же опечатанном оборудовании. То есть, пока не останется чистого места, в этом месте они будут продолжать работать. Поэтому этот закон как раз на это направлен.  То есть, если нет лицензии и обнаружено оборудование или транспортное средство, которое все это перевозит, либо этикетки, марки, тара, сырье, полуфабрикаты, в том числе алкогольная продукция, она должна незамедлительно вывозиться органами, которые его обнаружили.  И для этого, что немаловажно, федеральный бюджет выделил деньги, то есть, не просто закон, который говорит, что должно быть, а конкретно под эти мероприятия в федеральном бюджете выделены деньги, поэтому, я думаю, это будет сильный удар для нелегальных производителей алкогольной продукции и спирта. И, третье, правительственная комиссия по развитию конкуренции на алкогольном рынке, которую возглавляет сейчас вице-премьер, она работает в двух направлениях государственной политики, та, у которой есть определенные задачи, есть отдельное направление о деалкоголизации алкогольного рынка, его возглавляет сам руководитель нашей службы Игорь Петрович Чуян. Вчера, по-моему, было первое заседание рабочей группы по этому направлению. У них есть определенный ведомственный план работы, туда включены все контролирующие органы, которые могут оказать помощь в этой работе, поэтому и в этом направлении тоже сейчас ведется активная работа.

– Спасибо большое за вопросы, за ответы, мне кажется, очень конструктивный диалог получился, несмотря на то, что вопросов было не очень много, те вопросы, которые не успели, мы найдем время задать, тем более, федеральным сетям.

1 2008
Поделиться
Комментарии 1
Алина
23 марта 2015, 19:03

Хватит лоббировать сети, дайте и частным предпринимателям вздохнуть! Пиво и сигареты ассортимент мелких магазинов!

20 октября 2018
XXI Московская встреча коллекционеров пивной атрибутики

20-21 октября в Москве, на Московской ярмарке увлечений, пройдёт XXI Московская встреча коллекционеров пивной атрибутики.

23 октября 2018
China Brew & Beverage 2018 (Шанхай)

13 международная выставка технологий производства пива и напитков China Brew & Beverage пройдёт в Шанхае с 23 по 26 октября 2018 года.

23 октября 2018
Выставка и форум INTEGRITY (Москва)

23-25 октября 2018 года в Москве пройдёт первое в своём роде мероприятие — выставка и форум INTEGRITY.

Лучшее
1 11233
Интервью пивоварни «Бакунин». Часть II: «Свое производство построим в Эстонии»