Видеоканал

← Обратно к видеоканалу
22 июня 2017, 10:05

Леонид Попович: «Чиновникам нравится сегодняшний запутанный 171-й закон»

Попович Леонид Львович

Председатель совета директоров «Миллеровского винзавода», президент Союза виноградарей и виноделов России.

В своем выступлении на «Алкоконгрессе-2017» председатель Союза виноградарей и виноделов Леонид Попович говорит о необходимости развеять мифы, окружающие регулирование алкогольного рынка в России, и совместно разработать новый понятный закон, который будет выгоден всем участникам рынка.

— На этом мероприятии, которое мы уже много лет проводим, мы уже много лет друг другу рассказываем, и мне захотелось немного подвести итоги, какие мы тут мифы создали и как мы их плодим. Мы сегодня их тут размножали со страшной силой, нам они нравятся, мы их нянчим, а потом пытаемся найти разумные вещи.

— Например, красивый лозунг: «Алкоголь всегда алкоголь». А я как инженер произношу такой лозунг: «Механизм всегда механизм». И тогда все механизмы, которые существуют в мире, должны регулироваться одинаково. Производство танков, самолетов, мерседесов. И запретить еще делать рекламу одинаково. Нельзя же танки рекламировать? Значит, запретим все механизмы рекламировать. С моей точки зрения, алкогольная отрасль – миф. Миф, который появился в 1995 году, когда появился 171-й закон. До появления 171-го закона в этой стране никогда не существовало алкогольной отрасли. И до тех пор, пока мы не разрушим этот миф, пока мы не разберемся с каждой составляющей детально, а не будем искать лекарства для всех — и для танков, и для механических игрушек — до тех пор все будет так, как идет сейчас.

— И прекрасные графики были нарисованы. Поверьте мне, если мы возьмем процесс сокращения производства спирта, он в принципе, будет сокращаться так же, как и смертность, и повышаться. То есть, этих графиков много можно найти, например, говорят, «смертность от алкоголя» – чушь это болотная, на самом деле, в морге, когда вскрывают тело, говорят, какой орган отказал у человека или какая у него была болезнь, от чего он умер. Но от чего болел у него этот орган, ни один судмедэксперт не говорит. Поэтому определить, сколько людей умерло от того, что пило алкоголь или не пило, практически невозможно. Все остальное – это мифы наркологов, которые нам, так сказать, помогают что-то кому-то где-то обосновывать.

— Я предлагал давным-давно, давайте откажемся от этих обобщений, давайте разбираться с каждым видом, типом, как вам нравится называть, производства. Безусловно, производство пива и производство водки или спирта – это абсолютно разные вещи. Производство вина и производство слабоалкогольной продукции – это абсолютно разные вещи. А раз они разные, то здесь и появилось слово «раздельное». И в конечном итоге дискуссия свелась к тому, что эта «раздельность» должна быть в законе. Почему в законе? Потому что существует мнение в очень высоких кругах, что в России все, что относится к алкогольной отрасли, должно регулироваться одним законом. И сколько бы мы ни говорили, мы это мнение не перебьем. Я с ним уже лет борюсь – бесполезно, поверьте мне.

— Поэтому раздельно ли, разумное ли, как-то детализированное – называйте как хотите, но 171-й закон однозначно устарел. Его надо однозначно переписывать, потому что невозможно жить по закону, который живет с 1995 года, в который каждый год вносится десятки или сотни поправок. Поверьте мне, я сейчас могу открыть этот закон и найти несколько моментов, где одна вещь противоречит другой. Причем противоречит настолько серьезно, что можно лишить лицензии. Вы сделали по одному принципу, записанному в 171-м законе, а к вам придет проверяющий и скажет, что по другому принципу, и лишит вас лицензии, лишит бизнеса, убьет вас. Поэтому жить по этому закону невозможно, и мы должны кричать о том, что этот закон невозможный.

— Далее, когда происходят эти вещи, мы начинам говорит, а кто должен трактовать закон? И тут умные люди, разумные, большие говорят: у нас все трактует суд. Чушь болотная. У нас все трактует РАР. Ведомство, которое на сегодняшний день не имеет права трактовать, потому что на сегодня нормативно-правовое регулирование у нас за Минфином. У нас сейчас единственное ведомство, которое должно все трактовать, это Минфин. А нам по-прежнему все диктует РАР. Не знаю, почему. А мы терпим, спокойно, тихонько. Почему? Попробуйте, каждый из вас, скажите что-нибудь против РАР. Завтра останетесь без лицензии или еще чего в этом роде. Это все понимают. Поэтому мы ищем мягкие формулы, мягкие слова, мягкие подходы, чтобы не обидеть начальство, чиновников, коллег.

— Мы ведь, на самом деле, давайте честно говорить, во многом конкуренты внутри каких-то продуктов. Конкуренты на рынке. Но надо об этом честно говорить, что есть конкуренция, а есть какие-то общие вопросы. В общих вопросах мы идем всегда стеной. Когда мы на рынке, мы конкурируем, честно или не честно. Желательно, честно. Когда возникает проблема, мы идем вместе — давайте эту проблему обозначим, соединимся и будем с этой проблемой разбираться. С моей точки зрения эта проблема – это переписывание 171-го закона. Мы об этом много говорили, в последнее время пять общественных организаций, включая нашу, решили, что начхать на все, будем сами переписывать этот закон. И мы сейчас находим средства, объединяемся, находим людей, которые будут этот закон переписывать. И поверьте, написать отдельно внутри этого закона что-то для пива невозможно, потому что когда это будет внедряться в общее дело, в 171-й закон, это будет перекорежено по полной программе. Будет так, как говорили выступающие, «за исключением пива» – вот и все раздельное регулирование. Вас регулируют, нас не регулируют. А если говорит о действительно нормах, которые должны каким-то образом что-то говорить о том, что происходит с производством, то тогда требуется полное переписывание.

— Готов ли наш переписанный закон кто-то воспринять? Уверяю вас, чиновники не готовы. Чиновникам, которые нас сейчас контролируют, нравится сейчас 171-й закон. Им нравится эта запутанность, им нравится, что можно выдернуть оттуда что угодно, обвинить в чем-то. Потому что если закон будет понятный и логичный, хорошо настроенный, у нас появится возможность действительно в судах или где-то еще отстаивать себя. Сегодня мы не имеем этой возможности, поверьте мне. Потому что ни один судья не может сказать, что же у нас за два продукта, которые делают из одного продукта? У нас есть виноград, мы его сбродили – что из этого получается? Во всем мире считается, что получается вино, а у нас в 171-м на третьей странице получается вино, а на четвертой – виноматериал. А потом еще на шестой странице написано, что из виноматериала можно сделать вино – это как? Из воды сделать воду? Из металла сделать металл? Чушь болотная, да? Но так написано в законе. Исходя из этого нас крутят, вертят. Сейчас работаем с красивыми словами, с защищенным географическим указанием и так далее, и внутри этих служб слышим самые разные отзывы и не можем понять.

— Например, здесь, на этом конгрессе, наверное, года три назад, когда мы подходили к понятию «вино с защищенным географическим указанием», я говорил о том, что давайте не путать вино с защищенным географическим указанием и то, что мы патентуем его место происхождения. Три года понадобилось для того, чтобы Роспатент в этом году сказал, что мы, оказывается, все правильно делали, что мы действительно не должны патентоваться, это по другому методу. Но это Роспатент. А есть в РАРе начальник очень высокого департамента, который абсолютно уверен, что это не так. И что мы должны что-то патентовать. И когда задаешь вопрос, что именно патентовать-то, сразу теряется и отправляет разбираться. Это, говорит, ваш вопрос. Это ваше ЗГУ – вы и патентуйте, пока не запатентуете, не приходите.

— Понимаете, мы здесь никого не переломим и не переуговорим. Вы все члены каких-то общественных организаций, так или иначе, есть представители этих общественных организаций. И я призываю вас: давайте, присоединяйтесь к тем пяти организациям, которые собрались для того, чтобы своим умом, своими людьми и опытом, своими деньгами сложились и сделали нормальную версию. И чтобы эту нормальную версию мы могли предложить всем. Федеральному Собранию, Правительству Российской Федерации через кого-то. А затем это отстаивать. Первая стадия – это написание. Пока не напишем, все остальное – болтовня. Если мы за год напишем, как минимум, тогда на следующем форуме уже заложим и определимся, как это отстоять. В конце, как я и говорил, очередной миф: единство – сила, и в единстве сила, давайте объединяться. Спасибо.

0713
Поделиться
Комментарии 0
10 мая 2018
Český pivní festival 2018 (Прага)

Český pivní festival пройдет с 10 по 26 мая на пражском холме Летна.

20 мая 2018
Budapest Beer Week

С 20 по 27 мая в Будапеште пройдет Budapest Beer Week (BPBW). Главным событием фестиваля станут дегустационные сессии, которые пройдут 25-26 мая, за ними последуют афтерпати в баре Dürer Kert. Также в программе недели — тап-тейковеры, встречи с пивоварами, концерты и т. д.

22 мая 2018
27-й Международный форум «Пиво» (Сочи)

27-й международный форум «Пиво» пройдёт в сочинском отеле «Жемчужина» с 22 по 24 мая 2018 года.

Лучшее
0 6783
10 самых влиятельных крафтовых пивоварен Америки