Видеоканал

← Обратно к видеоканалу
26 февраля 2015, 11:58

Виктор Звагельский: «Нужно отдельное законодательство для всех сегментов алкоголя»

Звагельский Виктор Фридрихович

Депутат Государственной Думы пятого и шестого созыва, заместитель председателя Комитета по экономической политике.

– Доброе утро всем присутствующим! На самом деле я, наверное, не буду долго говорить о каких-то законодательных инициативах, о каких-то проблемах в отрасли. В большей степени, наверное, построим встречу в виде вопросов и ответов, если вопросы есть (а я думаю, что они есть). Что касается вчерашнего мероприятия, отрадно осознавать, что наконец-то вопросы виноделия – в первую очередь, отечественного – сдвинулись с мертвой точки. И какие-то позитивные шаги, с точки зрения законодательных инициатив, правительственными структурами уже сделаны, и наша вчерашняя встреча была в большей степени позитивной, и я пытался говорить о том, что, действительно, сделаны правильные шаги.

– С точки зрения развития алкогольной отрасли вообще, с точки зрения производства и оборота крепкого алкоголя, к великому сожалению я этого сказать не могу. На мой взгляд, проблемы в отрасли очень серьезные, негативные тенденции только усугубляются. Я думаю, большинство присутствующих, кто работает в реальном секторе, это прекрасно видят, понимают и чувствуют на себе. Но вот, к сожалению, такая ситуация…

– Много лет назад, когда государство решило регулировать алкогольную отрасль, был введен механизм государственного регулирования, цели были благие, и поначалу они претворялись в жизнь. Количество контрафактной продукции стремительно пошло на убыль; регулятор, на мой взгляд, достаточно правильную позицию занял с точки зрения искоренения на рынке и производства, и оборота нелегальной алкогольной продукции. Но вот дальше начались не совсем согласованные действия, а потом они вылились в то, что мы видим сейчас. То есть, в первую очередь, абсолютно несбалансированная и экономически неоправданная политика акцизного регулирования привела к тому, что мы имеем сейчас. Об этом тоже уже много говорилось: в том, чтобы поднимать акцизы, ничего плохого нет. Но надо было обеспечить очень жесткий контроль над производством продукции, максимально побороть контрафакт. А когда этого не было сделано, и при этом поднялись акцизы – мы получили сегодня процент контрафактной алкогольной продукции даже больше, чем тогда, когда государство шесть с половиной лет назад взялось контролировать и регулировать отрасль. И последние шаги государства, которые сделаны в виде снижения минимальной цены на определенные виды алкогольной продукции – на крепкий алкоголь, – это как раз свидетельствует о том, что цельной и ясной политики в этом отношении нет. И я думаю, что большинство производителей – которые сегодня присутствуют на этом форуме, которые не присутствуют, – они понимают, что мы пришли к такой ситуации, что если мы не подкрепимся сегодня очень правильными и жесткими законодательными инициативами с точки зрения того, как рассчитывается цена на полке, как попадает туда продукция, как выделяется акциз с НДС, – мы сегодня фактически на полке легализуем контрафактную продукцию. Потому что пока я не могу справа, слева, спереди и сзади высчитать какую-либо формулу, по которой цена в 185 рублей даст возможность легально зарабатывать и производителям, и оптовому звену, и рознице. Либо кто-то здесь будет страдать (а страдать здесь вряд ли кто-то будет), либо будут какие-то махинации и схемы – то, о чем сейчас много говорится

– Во-первых, думаю, вы знаете, что сейчас поменялась в правительстве курирующая структура, появился новый курирующий вице-премьер, господин Хлопонин. Вместе с ним мы воссоздали правительственную комиссию, которая более или менее успешно работала еще при Зубкове, потом почила в бозе, но вот сейчас она заново начала работать. Я возлагаю на нее большие надежды. Правительственная комиссия подразделена на две части. Первая будет заниматься скорейшим претворением в жизнь законодательных инициатив, поскольку большинство законов принимались и принимаются у нас очень долго. Даже пресловутые поправки к вину, которые, честно говоря, только что самые первые лица не лоббировали в последнее время, – все равно на это потребовалось два года. Вторая часть комиссии будет заниматься искоренением контрафакта в режиме онлайн, насколько можно так сказать. Туда вошли основные силовые подразделения, которые должны оперативно реагировать на то, что у нас происходит с точки зрения производства и оборота алкогольной продукции.

– Единственный, наверное, отрадный факт с точки зрения последних законодательных инициатив – это то, что были приняты поправки, касающиеся наделения регулятора полномочиями по конфискации и уничтожению нелегального оборудования. Этот законопроект на моей памяти продвигался более четырех лет. Основная проблема была, опять же, в деньгах, потому что Министерство финансов не выделяло средства именно на уничтожение изъятого оборудования. В противном случае, вы прекрасно понимаете, оно бы уже десять раз попадало в нелегальный оборот. Но наконец-то эти деньги были выделены, это порядка 380 миллионов рублей – цифра достаточно серьезная. Полномочия и возможности регулятора сейчас тоже сильно расширены, вопрос только в том, как он будет работать, как он будет взаимодействовать с правоохранительными органами. Потому что сегодня, когда мы говорим о возможности конфискации и уничтожения оборудования, это касается не только предприятий-производителей, это касается и оптового звена, и розницы. То есть то, что является объектами нелегального производства и оборота, сегодня может быть, забрано и уничтожено, вплоть до прилавков магазинов, которые торгуют нелегальной продукцией. Насколько это сегодня будет работать? Будем надеяться, от этого будет зависеть уменьшение количества подпольных предприятий, подпольной розницы, потому что они в принципе все известны. До меня дошли в свое время сведения о том, какое количество нелегальных магазинов вообще сегодня в России торгуют алкоголем, – цифра ужасающая. Она уже превысила 25 процентов – то есть примерно каждый четвертый магазин так или иначе задействован в торговле нелегальным алкоголем. Это не те магазины, которые под видом легального продают контрафактный алкоголь. Это те магазины, которых в принципе в природе не существует, их нет ни в одном реестре. Они называются жилыми домами, квартирами, чем угодно. На самом деле это магазины. В некоторых регионах России эта цифра действительно ужасающая. Поэтому возможность уничтожать нелегальные торговые точки, нелегальные оптовые склады – она сегодня есть. Вот это из того позитивного (пусть это жесткая мера), что в последнее время было принято.

– Вернемся к правительственной комиссии. Я возлагаю очень большие надежды на то, что сегодня она переведет на себя центр принятия решений. При правительственной комиссии создан ряд рабочих групп, которые сегодня разрабатывают дорожную карту развития алкогольной отрасли, это такая глобальная задача. Эта дорожная карта у нас постоянно видоизменяется, потому что происходят нововведения на рынке, и они далеко не всегда позитивные. Но в любом случае в ближайший месяц мы представим первый вариант этой дорожной карты – как вообще будет развиваться алкогольная промышленность, как мы видим развитие законодательных инициатив, так, чтобы все сектора, задействованные в производстве и обороте, могли быть конкурентоспособными, могли легально работать и не испытывать излишнего административного давления, которое в алкогольной отрасли одно из наиболее интенсивных среди всех секторов экономики России.

– Какие проблемы еще у нас существуют, кроме понятия минимальной цены? Еще есть болевая точка с точки зрения добросовестной конкуренции – это так называемые субсидии, которые даются регионами, для того чтобы собственные производители были как бы конкурентоспособными. В итоге это создает на рынке абсолютно несбалансированную ситуацию. Официально, вы знаете, все субсидии запрещены, но они сегодня легко обходятся через другие программы – через сельхозпродукцию, строительство дорог, через что угодно. Что губернатор придумает – то и работает.

– Вариантов акцизной политики очень много, есть предложение перевести полностью акциз на регионы, но, на мой взгляд, это приведет к еще большей коррупциогенности и к подавлению последней добросовестной конкуренции, которая еще осталась у нас. Есть обратное предложение – перевести весь акциз на федеральный уровень, и при этом федералы будут распределять акциз в зависимости от объема проданной в регионах продукции. Это на самом деле достаточно, на мой взгляд, гибкая система работы. И в чем ее преимущество?

– Во-первых, 90 процентов регионов от этого только выиграют, потому что объем проданной продукции в пересчете на акцизы в регионах выше, чем объем продукции заводов, которые есть в этих регионах. Пострадает незначительная часть регионов, это в основном южные регионы, где баланс в обратную сторону, но по ним можно принимать отдельные решения. Самое главное, на мой взгляд, к чему это приведет – регионы будут сами заинтересованы в том, чтобы искоренять у себя нелегальную продукцию. Потому что чем больше будет продано легальной продукции в регионе – тем больше денег в собственный бюджет. Поэтому здесь уже все будет зависеть от способностей того или иного губернатора разговаривать со своими оптовыми звеньями, розничными точками, чтобы они более скрупулезно относились к той продукции, которую они продают

– Не знаю, есть ли здесь представители розницы, сетей, но это тоже очень важный вопрос – сегодняшняя ситуация с розничной ценой. Я хочу упредить представителей розницы, чтобы они были очень аккуратны, когда они будут принимать продукцию и ставить ее по минимальной цене, потому что сегодня никаких законодательных новых инициатив, которые легализуют эту цену, пока нет. Сегодня регулятор разрабатывает несколько вариантов, для того чтобы вывести акциз и НДС из так называемого начального оборота. В справках он будет выведен в отдельную статью, для того чтобы и оптовое звено, и розница делали наценку исключительно на себестоимость товара, а не налоги. Если это будет сделано, оформлено в виде закона, тогда уже можно будет говорить о том, что цена на полке легализуется. Пока я призываю вас быть очень осторожными, потому что в правительственной комиссии мы как раз сейчас создаем группу, которая будет выявлять на полках продукцию, которая стоит по минимальной цене и при этом наверняка берется по цене ниже минимальной у оптовиков. Это тоже очень важно, потому что уже есть масса сигналов о том, как ритейлеры, особенно, крупные, реагируют на эту минимальную цену и как они, к сожалению, ущемляют сегодня права и возможности легальных производителей. Вот такой парадокс у нас случился с 1 февраля, и он не имеет ни законодательной, ни юридической серьезной поддержки. Это очень важный момент, о котором надо говорить

– Еще болевая точка, которая многих беспокоит, – это ведение ЕГАИС в рознице. Тоже есть масса проблем – технического характера, финансового характера, – очень много вопросов. Мы будем рассматривать введение ЕГАИС в рознице на комитете в ближайшие две недели. Это будет первое чтение, будет потом возможность доработки. Призываю тех, кто видит проблемы и пути выхода из создавшейся ситуации (а она создаст проблемы в первую очередь не крупному ритейлу, а средним и мелким розничным звеньям), каким-то образом взаимодействовать с нашим экспертным советом, чтобы попытаться сделать так, чтобы после введения ЕГАИС у нас не наступил очередной коллапс, к которым, к сожалению, отрасль уже привыкла, но от этого легче не становится.

– Ну вот, наверное, основные болевые точки – те, о которых я вам сейчас сказал. Мы готовим много законодательных инициатив, но они в большей степени поддерживающего характера и в основном они будут преобразованы после того как мы утвердим дорожную карту. Это такое модное слово, но на самом деле нам нужно понять, какой у нас вектор развития алкогольной промышленности, чтобы вывести ее из тени, сделать прозрачной и конкурентоспособной – не только с внешним рынком, но и по отношению к нашим друзьям и товарищам по Таможенному союзу, от которых мы, при всем к ним уважении, тоже очень сильно страдаем – от неравноправной конкуренции и отсутствия таможенных барьеров. По этому поводу мы сейчас тоже подготовили ряд законодательных инициатив. Так вот когда эта дорожная карта будет окончательно сформирована, мы будем уже подкреплять ее конкретными законодательными инициативами, правительственными решениями. А пока на такой не очень мажорной ноте я бы закончил. Если будут вопросы, я на что смогу – отвечу.

Юрий Юдич: Я хочу пригласить присутствующих в зале к вопросам законодательной власти. У меня простой вопрос возник. Как представителям отрасли добиваться внесения своих инициатив в законодательную власть? Каков механизм? Как мы можем повлиять?

– На самом деле механизмов очень много, и они все разные. Существует при комитете экспертный совет, куда поступает достаточно много предложений и инициатив. Что касается проблем предпринимательского сообщества в сегменте алкогольного рынка (я являюсь еще и омбудсменом по защите прав предпринимателей, работаю с Борисом Титовым как раз по подакцизным товарам). Потому вопросы, касающиеся неправомерных действий государства в отношении контрактных компаний, тоже рассматриваются. Есть экспертный совет при РАР, многие о нем слышали, многие участвовали – не знаю, насколько он эффективен. Я как раз в большей степени возлагаю надежды на созданную рабочую группу в правительственной комиссии – по первоначальным шагам это самая действенная структура. И отрадно, что господин Хлопонин серьезно вгрызся в алкогольную отрасль, понимает проблемы, и взаимодействие с ним наиболее успешное и плотное. А что касается взаимодействий по обычным инициативам, по текущим вопросам – многие здесь присутствующие и так со мной общаются, с аппаратом. Мы всегда открыты, всегда готовы ко всем разговорам, нововведениям. Не надо заформализовывать эту ситуацию, когда надо – мы всегда и так встречаемся, все обсуждаем.

Вопрос из зала: Прозвучала от вас очень хорошая информация о том, что готовится дорожная карта по поводу дальнейшего регулирования алкогольной отрасли. Скажите, пожалуйста, в связи с подготовкой дорожной карты будут ли созданы механизмы, которые позволят все-таки создать сбалансированный пакет документов? И те законопроекты, которые сейчас имеются… Их достаточно большое количество, за последние несколько лет более ста законопроектов существовало в Думе, некоторые из них до сих пор не рассмотрены. Какие-то рассматриваются, какие-то вообще форсируются (например, ЕГАИС, по которому еще очень много вопросов). Может ли это быть надеждой для отрасли, что до принятия дорожной карты, до ее согласования с отраслью, даже с отраслями, будет некоторая приостановка или форсирование принятия законодательных инициатив, которые у нас есть?

– На самом деле у нас форсированным образом принималось только понижение минимальной розничной цены, но это никакого отношения к законодательным инициативам не имеет. Это распоряжение Росалкогольрегулирования, и мы на это никак влиять не можем. Что касается форсированного принятия, то даже упоминаемый вами ЕГАИС – это на моей памяти уже три с половиной года процесс придет. Это было поручение президента еще в то время, когда он был председателем правительства. Он дал регулятору поручение разработать и внедрить систему ЕГАИС в розницу. Насколько это оправданно или нет – вопрос. Каким образом до него были донесены данные, что это нужно, – вопрос. Я, например, скептически отношусь вообще к самому факту ЕГАИС в рознице, потому что мы с вами боремся с уменьшением контрафактной продукции в легальном секторе, а в это время нелегальный сектор, та же розница, он никак не охвачен ЕГАИС, и охвачен, естественно, не будет. Если не внести правильные поправки, то это приведет к серьезному укрупнению алкогольной розницы и к уменьшению конкурентности. Это тоже неправильно. Поэтому здесь форсированных законопроектов никаких нет, и, насколько я понимаю, сейчас ничего приниматься не будет. Единственное, что мы сейчас в таком быстром режиме хотим принять, касается так называемого законопроекта по физическим лицам, по пяти литрам. Это в основном связано с тем, что огромное количество продукции поступает через псевдофизические лица наших сотоварищей по Таможенному союзу. Мы сейчас вводим более жесткие административные меры через КоАП, возможно, это в УК как-то будет, для того чтобы снизить объем продукции, которая здесь фактически становится легальной, а ввозится нелегально. А все остальное – до дорожной карты никаких законодательных инициатив, никаких поправок приниматься не будет. Мы глобально хотим сделать следующее: после того как будет принята и утверждена дорожная карта, мы хотим кардинально изменить 171-й закон, который, на мой взгляд, очень сильно устарел. Изменения будут касаться того, что по всем сегментам алкогольной промышленности (крепкий алкоголь, слабый алкоголь, вино, пиво) мы хотим сделать отдельное законодательство, которое будет касаться совершенно разного подхода к лицензированию, к декларированию. Вообще абсолютно разделить эти сегменты в зависимости от того, какой это вид алкоголя. Потому что, как показала практика, для всех видов алкоголя этот закон в одинаковой степени нормально не работает. Вот это основная работа, которая будет вестись непосредственно с предпринимательским сообществом. Как, кстати, идет и работа по дорожной карте. Насколько я знаю, представители всех отраслей алкогольных, насколько они облечены полномочиями, они все принимают так или иначе участие в разработке дорожной карты. Но сводить ее в конечном итоге все равно будет правительственная комиссия.

Юрий Юдич: Вы говорите об отдельном лицензировании. А можем ли мы говорить в ближайшей или дальней перспективе о раздельном регулировании отраслей?

– Я, наверное, не очень правильно выразился: в первую очередь идет разговор не об отдельном лицензировании, а об отдельном регулировании. Для ряда отраслей регулирование, мне кажется, абсолютно избыточное. Говорить о том, что где-то оно недостаточно жесткое, не приходится. Но оно просто не всегда эффективно в том виде, в котором оно есть сегодня. И ряд норм, прописанных в 171-м законе, которые должны ужесточать это регулирование, не работают. Там надо все менять.

Вопрос из зала: Валерий, Петропавловск-Камчатский, дистрибьюторская компания. Касаемо 171-го ФЗ. Планируется ли при разработке нового закона внести поправку касаемо запрета перевозки алкогольной продукции, расфасованной в потребительскую тару, индивидуальными предпринимателями? С чем связан этот запрет?

– Насколько серьезна эта проблема? В свое время мы совершенно сознательно на это пошли, потому что, с точки зрения сегодняшней системы государственного регулирования, с индивидуальными предпринимателями работать и проверять их будет крайне сложно. И я не вижу проблемы в том, что индивидуальные предприниматели этим не занимаются. Не думаю, что такой большой сегмент людей, страдающих от того, что они не могут в рамках ИП заниматься этим.

Вопрос из зала: Вы не поняли вопрос. Речь идет о перевозках в торговую точку, только о перевозках.

– Вы знаете, каким образом сегодня лицензируются перевозки, насколько это можно будет сделать для ипэшников, в состоянии ли они будут это оплачивать? Для них надо будет вводить отдельную цену на перевозку, или они физически не смогут этого сделать.

Вопрос из зала: Речь идет не о лицензируемых перевозках, а о доставке товара. Наша организация не может заключить договор с ИП, у которого есть автопарк, для перевозки товара в торговую точку. Есть ответ РАРа, что это будет являться нарушением лицензионных требований. Почему ООО может, а ИП не может?

– Давайте я объясню вам это в частном порядке. Мне кажется, что если это будет в рамках ООО… Полно мелких предприятий, зачем это будет делать ИП?

Борис Родионов: Я занимаюсь в основном историческими аспектами. Все вопросы, которые сейчас обсуждаются, рассматриваются с точки зрения, что над нами висит глыба нелегального производства. И все законы, которые принимаются, все время учитывают, что нужно с этим бороться. Я уверен, что не дают индивидуальным предпринимателям перевозить, потому что боятся нелегальщины. И когда я изучаю исторические вопросы, то я вижу, что начиная с уложения царя Алексея Федоровича 1649 года впервые появляется борьба с кормчеством (это как раз нелегальное, корчемное производство). На протяжении всех веков (я подготовил собрание царских указов по винокурению, там 3500 указов) постоянно проходит борьба с нелегальным производством, и она идет до сих пор, с 1649 года, и одними и теми же методами. Вы не поверите, но в указах Елизаветы то же самое: конфискация всего, что нашли у этого корчемника – лошади, сбруи… Поскольку не работает это уложение с 1649 года, не собираетесь ли вы изменить подход? Не рассматривается ли вопрос кардинального изменения? Еще Витте говорил о том, что единственное, что может победить нелегальщину, это чтобы государственная водка продавалась по цене ниже криминальной. Это введение социальной цены для определенных слоев, которые делают нам потребителей нелегальщины. В Америке есть виски по два доллара за литр, без всякого акциза… Рассматривается ли это вообще?

– Красивый вопрос. Я думаю, вы в курсе, какова сегодня себестоимость продукции. Если мы сегодня поставим эту продукцию, с небольшими доходами и оптового звена, и розничного звена, в конкурентоспособном секторе с нелегальной, мы должны фактически убрать все налоги. Я сразу хочу предупредить, что у государства нет никакой цели повышения собираемости налогов с точки зрения бюджета это не основная статья. Вопрос деалкоголизации более важен, чем налоговая нагрузка. Теоретически, если нам надо бороться с нелегальным сектором, единственный способ борьбы с ним – это полностью убрать все налоги, потому что нелегальный сектор зарабатывает исключительно на том, что он оптимизирует, а по-русски говоря, не платит налоги. Налог составляет 85 процентов от стоимости продукции, и сегодня цена на полке должна быть в размере 45, максимум 50 рублей. Я уж не говорю про социальные аспекты: нелегальной продукции не будет, но и большей части населения не будет. Вопрос – что важнее? Конечно, с нелегальным сектором надо бороться исключительно экономическими методами, это абсолютно понятно. Но при этом бороться таким образом, чтобы убрать все налоги и быть конкурентоспособным с контрафактом, – это ничего не даст и приведет к тому что из этого сектора уйдет весь криминал. Но криминал все равно будет пытаться конкурировать с легальным сектором, и тогда мы с вами придем к тому, от чего мы очень долго шли, – будет возможность купить очень дешевую продукцию, и эта продукция будет гораздо ниже качеством, что завтра ударит по здоровью и по жизни людей. Чего у нас нет уже, слава богу, более 10 лет – алкогольной продукции из метанола, со всякими добавками, которые приводили к гибели более 70 тысяч человек в год. Мы можем сколько угодно рассуждать о контрафакте, говорить как он плох, но есть один ма-а-аленький плюс, насколько можно о плюсе говорить. Сегодня люди не умирают от контрафактного алкоголя, потому что он приблизительно того же качества, по нему просто не уплачены налоги.

Вопрос из зала: В первую очередь, спасибо за открытость. У меня не вопрос. Ряд профильных комитетов Государственной думы очень широко использует в практике опыт регионов. Это важный момент в законотворческой работе, поскольку реализация федерального законодательства – самое лучшее исследование. На примере конкретного субъекта: активисты healthy-движения добились того, что на 20 тысяч населения остался один лицензированный объект торговли алкоголем. Мы понимаем, чем это замещается: нелегальный сектор, наряду с классическим его существованием в жилых домах и объектах торговли, у которых срок действия лицензии закончился, и они не пришли ее продлевать, потому что дорого. Сейчас появилась такая проблема, как интернет-торговля, торговля косметическими средствами. Под видом косметических средств, которые сделаны из пищевого сырья, они продаются возле касс по цене 40 рублей и доступны для всех, и лишь на оборотной стороне этих средств можно увидеть, что это продукт только для наружного применения. Это приобретает большую популярность, проблемы в этой части есть, но не буду говорить об этом, просто пожелание профильному комитету – как можно больше использовать опыт субъектов, анализ реализации федерального законодательства и инициатив.

– Вопрос интернет-торговли очень важный. Мы сейчас разрабатываем законопроект, мы его в корне видоизменяем. В свое время мы хотели разрешить интернет-торговлю только для отдельных секторов алкогольного рынка, но понятно, что это не сработает. Поэтому сегодня, возможно, мы подойдем к тому, что интернет-торговля будет разрешена, и будет для этого сделана совершенно отдельная лицензия. Она не будет излишне зарегулирована, мы как раз общаемся с представителями сообщества, которые в большей степени заинтересованы в интернет-торговле , и если мы сейчас сделаем так, что это будет, с одной стороны, абсолютно не накладно для тех, кто будет заниматься интернет-торговлей, с другой – отсечет схемы псевдоинтернет-торговли, – тогда мы это сделаем, в ближайшее время мы уже какой-то предварительный вариант дадим. Это первое. И как раз то, что вы упомянули, – лосьоны. Вчера было заседание в правительстве, которое касалось в основном спирта по фармакопейным статьям, но, кроме этого, я поднимал очень важный вопрос, связанный с лосьонами. Тут есть два пути борьбы. Первый – вернуть акцизы, которые были семь лет назад, когда лосьонами было просто невыгодно торговать. Сейчас этот акциз убран. Второй вариант – жестко сделать отдельный ГОСТ на спирт, который используется в этих лосьонах, чтобы это был не этиловый спирт. Понятно, что если он будет не питьевой, то это работать не будет. Там есть свои сложности: гораздо проще вернуть акциз на старый уровень, но есть сопротивление Минфина, потому что отделить лосьоны от косметики как таковой очень сложно. Здесь пострадают косметические компании, в первую очередь, российские. Есть такие нюансы, но с лосьонами в ближайшее время мы будем вести очень серьезную борьбу, и я думаю, что до конца года эта проблема разрешится.

Вопрос из зала: Жарикова Елена, компания Diageo. Хотела бы обратить внимание на то, что большинство законопроектов, направленных на борьбу с нелегальным рынком и контрафактом, к сожалению, очень сильно затрагивают, в первую очередь, легальных игроков. И, в частности, законопроект, который был внесен вами в декабре, предлагающий передать в РАР полномочия по аннулированию лицензий в случае, если в течение года у компании недостоверные сведения при предоставлении деклараций. Но при этом мы знаем, что в декларациях могут быть технические ошибки, неверная дата… Но теперь легальный бизнес лишается возможности пойти в суд и в суде решать этот вопрос. И второй момент: в случае если лицензия приостановлена и впоследствии аннулирована, нет возможности заново ее получить в течение года. Мы просим вас обратить внимание на этот законопроект. Мы предоставим комментарии и поправки. Учтите мнение легального бизнеса.

– Когда я его делал, я учитывал мнение легального бизнеса, а не нелегального, конечно. Но законопроект будет очень существенно доработан, по этому поводу не волнуйтесь. Основания, по которым не будет выдаваться лицензия в течение года, будут очень жесткие, их будет очень мало, никаких технических ошибок в декларации среди них не будет. Мы обязательно пропишем реально веские аргументы, что та или иная компания целенаправленно шла на нарушение закона. И она не сможет получить лицензию, и, соответственно, у нее не будет возможности выиграть это дело в суде. Вы по этому поводу не волнуйтесь, это, наверное, было немножко неправильно растиражировано, что это всех затронет… Это затронет компании, которые изначально занимаются серым производством и оборотом. В ближайшее время мы пропишем там основания, по которым будет применяться этот закон.

0 1462
Поделиться
Комментарии 0
19 октября 2019
«Винокур Экспо Осень» (Москва)

19 октября 2019 г. в павильоне 11.1 ВЦ «Сокольники» соберутся производители оборудования, аксессуаров и ингредиентов для винокурения со всего мира и России.

19 октября 2019
UralCraftFest 2019 (Екатеринбург)

19 октября в Екатеринбурге, в баре «Градусы», пройдёт фестиваль крафтовой культуры UralCraftFest 2019.

23 октября 2019
Семинар VARKA (Екатеринбург)

23-24 октября в Екатеринбурге пройдёт семинар о пивоварении VARKA.

Лучшее
2 21786
Выдержка пива: основные правила эйджинга