Пиво Pro

← Обратно к новостям
20 февраля 2019, 15:48

Под давлением: почему пивовары и бармены страдают от депрессии

Выберите лучшие дрожжи для вашего напитка

www.fermentis.com
Под давлением: почему пивовары и бармены страдают от депрессии

Журнал Pursuit of Hoppiness, издаваемый Новозеландским обществом пивных адвокатов, решил открыто рассказать о проблемах, связанных со злоупотреблением спиртным и психическим здоровьем, существующих в пивной среде.

Долгие часы работы в одиночестве, твои творения постоянно подвергаются критике, а алкоголь окружает тебя повсюду — удивительно ли, что многие пивовары начинают испытывать определенные трудности?

Снаружи пивная индустрия кажется блестящим выбором жизненного пути. Что может быть лучше, чем весь день варить пиво, по вечерам пить бесплатное пиво, продавать пиво счастливым посетителям, разговаривать о пиве и ходить на пивные мероприятия? А потом можно продать свою пивоварню крупной корпорации и стать миллионером буквально в одно мгновение. Потрясающе, не правда ли?

Поскольку пивовары все чаще возводятся в статус «рок-звезд» или становятся чуть ли не небожителями благодаря своим «произведениям искусства», пивоварение все чаще начинает казаться самым лучшим занятием в мире. Но правда — простите за каламбур — отрезвляет. Работа занимает много времени, и эти долгие монотонные часы вы проводите обычно в одиночестве. Много часов занимает мойка танков или кегов. Затем вы варите пиво — нет, вы не просто его варите, а вкладываете в него больше душевных сил и хмеля, чем можете себе позволить, но… Потом вы никак не можете его продать, потому что полки супермаркетов забиты до отказа, а из переполненных кранов сочатся не менее восхитительные, чем ваши, напитки конкурентов. Затем, когда вам все-таки удастся что-то продать, какой-то клоун на Untappd расскажет всем, что ваш новый фруктовый кетл-саур, на вкус напоминает ослиную мочу, и что он в принципе ненавидит кисляки и хотел бы, чтобы это был IPA.

А потом вам нужно оплатить счета. И никто, кроме вас, этого не сделает. Но вам нужны деньги, чтобы купить больше ингредиентов, чтобы приготовить больше ослиной мочи для неблагодарной публики. Итак, вы сидите в своей пустой пивоварне поздно вечером в понедельник и выпиваете пару бокалов собственного продукта, чтобы сбросить напряжение и попытаться заснуть, пробираясь сквозь рой беспорядочных мыслей и переживаний из-за финансовых трудностей.

Конечно, для того, чтобы страдать от стресса, тревоги или депрессии, не обязательно быть пивоваром или работать в баре. Но самое неприятное в варочном цеху — это сам варочный цех. Во многих отношениях пивоварение похоже на сельское хозяйство — это тоже опыт одиночества и изоляции. Но в сельскохозяйственном секторе Новой Зеландии статистика психического здоровья хорошо документирована.

Согласно данным Новозеландского бюро статистики, уровень самоубийств выше в сельской местности: 16 смертей на 100 000 человек по сравнению с 11,2 на каждые 100 000 человек, проживающих в городах. Поэтому на помощь работникам сельскохозяйственного сектора готовы прийти службы поддержки, например, Farmstrong.

В пивоваренной индустрии только начинают поговаривать о проблемах, с которыми может столкнуться человек, работающий в отрасли, в то время как в аграрном секторе подобные трудности открыто обсуждаются на протяжении многих лет. Но всё равно такие разговоры по-прежнему связаны с определенной долей риска. Кажется, одним из первых, кто поднял эту тему, стал основатель Hill Farmstead Шон Хилл. В прошлогоднем интервью он рассказал о своих проблемах со здоровьем и с алкоголем: «Я работал 12-14 часов в день, а так как я живу в пяти метрах от пивоварни, у меня не было возможности переключиться. Обычно я выпивал слишком много, чтобы искусственно расслабиться, но тогда я плохо спал. Я просыпался всё ещё усталым и закидывался кофеином, что ещё усиливало чувство тревоги. Это был порочный круг».

Позже Хилл пытался отказаться от своих слов, ссылаясь на то, что его слова о психическом здоровье были лишь небольшой частью обширного интервью, и он не собирался делать сенсационных заявлений — в частности, утверждать, что в пивоваренной промышленности всегда существовала огромная проблема со злоупотреблением алкоголем, связанная с душевным здоровьем. Многие сочувствовали Хиллу, потому что он стал невольным обличителем, но другие были в равной степени расстроены тем, что он отказался от того, о чем нужно было сказать.

В свете случившегося, каждый, кто захотел рассказать свою историю для материала Pursuit of Hoppiness, знал, о чем идет речь, и согласился открыться в надежде, что другие последуют его примеру и будут также откровенны, говоря о любых проблемах, с которыми им пришлось столкнуться в своей деятельности.

Майк Нилсон из Panhead Custom Ales воочию наблюдал, как разрушительное психическое заболевание может разразиться в небольшом, но дружном коллективе пивоварни. У него были друзья и сотрудники, страдающие психическими расстройствами, и он лично испытывал стресс и беспокойство, связанные с попытками добиться успеха в пивном бизнесе.

Майк Нилсон

— У вас тяжелый рабочий день или вы не знаете, где достать деньги — и вы занимаетесь самолечением в надежде «поправить» душевное состояние, но следующее утро из-за этого будет ещё более удручающим. Это порочный круг, — говорит Нилсон.

— Я знаю, что много работников нашей отрасли свели счеты с жизнью. И алкоголь не облегчает участи. В нашей отрасли эта ситуация может стать взрывоопасной из-за того, как алкоголь влияет на психическое здоровье. Каждый человек индивидуален, но в отрасли, где алкоголь находится в свободном доступе, если употреблять его в неразумных пределах, это только усугубит проблему. Мы знаем, что она существует, но как коллективно поговорить о ней? — продолжает Нейлсон.

Он считает, что алкогольная индустрия в целом должна поддержать кампанию по охране психического здоровья:

— Бороться с алкогольной зависимостью и поддерживать психическое здоровье — наша прямая обязанность, потому что, будем честными, мы производим продукт, вызывающий зависимость, — говорит Нилсон, признавая большую работу, проделанную компанией Lion (подробнее об этом позже). — У меня нет ответов на все существующие вопросы, но, возможно, подобные истории могут привлечь внимание людей и дать им понять, что они не одни. Если вы боретесь — пусть люди знают об этом. В нашей отрасли есть те, кто борется с алкоголем и депрессией ежедневно.

Нилсон сказал, что он, его жена Анна и вся их семья жили на грани, поскольку Panhead за короткое время разогналась до огромной скорости, прежде чем была выкуплена Lion. Если вложения не окупились бы, они остались бы без жилья.

— Это была нездоровая стрессовая ситуация, и нам повезло, что мы смогли выкарабкаться — и наша семья была с нами на протяжении этого тяжкого пути. Хорошо, что мы все достаточно близки друг с другом, чтобы выговориться. Во время наших семейных воскресных обедов мы ели, пили и выкладывали все начистоту. Это очень хорошо помогало избавляться от стресса и буквально заряжало нас энергией на следующую неделю.

— По мере того как росла наша компания, нам приходилось нанимать кучу новых сотрудников, и вопрос, откуда мы будем брать средства, чтобы заплатить им за работу, обрушился на нас тяжким бременем. Кроме того, вы должны заботиться о своей команде, потому что она также находится в состоянии стресса. У нас был один работник, который не смог вернуться на работу из-за проблем с психическим здоровьем, — продолжает Нилсон. Однако для него стало удивительным откровением, что худшее ещё впереди.

Самое тяжелое время настало после того, как он продал пивоварню за много миллионов долларов.

— Самым сложным в моральном плане для нас был год после продажи, хотя можно было бы подумать, что это самый счастливый момент в жизни — «Ура, у нас не будет больше таких волнений из-за финансов», но нас беспокоило то, что люди сочли нас продавшимся; и потом, все эти статьи в интернете и умственное насилие, которому вы подвергаетесь за принятое вами решение продать бизнес, который вы вырастили.

— Пивоварение — единственная отрасль в стране, в которой, когда вы продаете бизнес, никто не рвется отмечать это событие или поздравлять вас. Это было действительно тяжело. Люди не понимают, что за брендом все еще кто-то стоит, что там работают живые люди — Panhead по-прежнему управляют 40 энтузиастов, и если общество начинает катить на них бочку, это действительно очень ранит команду, ее дух.

Нилсону знакомы и положительные стороны обзоров на Untappd — кто не любит подзарядку?, — но он видит и их «неприятную сторону».

— Отзывы о пиве могут уничтожить пивовара. Я лично знаю пивоваров, которые принимают все слишком близко к сердцу, что, возможно, не очень хорошо, но это отражает, насколько серьезно и страстно мы относимся к нашему делу, это для нас все, — делится Нильсон.

Анита Митчелл с пивоварни McLeod’s в Нортленде знает, как сильно может подкосить депрессия. В прошлом году она перешла из Three Boys в Крайстчерче в австралийскую Two Birds, и когда давление работы начало нарастать, она обнаружила, что поддержки ей крайне не хватает.

— В прошлом году мы перебрались в Мельбурн — просто полностью поменяли жизнь, страну, работу. И это стало для меня проблемой. Это оказалось намного сложнее, чем я думала, и я не справилась с этим, — говорит Митчелл. — На работе я находилась под огромным давлением. Two Birds была на уровень выше Three Boys — подразумевалось, что я смогу легко вымыть и наполнить 150 кегов за восемь часов. Давление и отсутствие в моем окружении по-настоящему хороших друзей из отрасли подготовили идеальную почву для серьезной депрессии, и я довольно глубоко погрузилась в это состояние. Дошло даже до того, что я перестала справляться с работой.

Анита Митчелл

— Мне хотелось выбраться из этого состояния, но я не знала, как. Моя партнерша Келли не могла найти работу на полный рабочий день, поэтому без моего дохода мы были на мели. Я чувствовала себя в ловушке, потому что должна была что-то делать. Я ненавидела свою работу. Когда вы находитесь в таком положении и чувствуете, что прочно застряли, легко пойти по наклонной — в холодильнике полно пива, пара баночек в понедельник, пара во вторник, к среде их становится три, а к концу недели к ним присоединяются бутылка вина и немного виски, — продолжает Анита. — Дело дошло до того, что пару раз с утра я не могла встать с постели — я просто больше не могла заниматься этим. Во время ночных смен я думала о том, между какими танками мне повеситься. Это было ужасно — я чувствовала себя обреченной. Пивное сообщество в Крайстчерче действительно мощное, и для нас было ужасно остаться без этого круга поддержки ребят из отрасли, а в Австралии у нас такого круга не образовалось.

Все же Анита была полна решимости продержаться в компании год, чтобы ее резюме выглядело более привлекательно, но закон Австралии позволяет работодателю увольнять неэффективного сотрудника, находящегося на должности меньше года.

— Они заметили мою плохую работу, и в один из понедельников меня вызвали и сказали: мы тебя рассчитаем, освободи шкафчик и иди. Это было огромное облегчение — они приняли решение за меня. К счастью, Келли вышла на работу на следующий же день, поэтому деньги не стали проблемой, — вспоминает Митчелл.

Анита довольно быстро нашла другую работу, но когда появилась возможность вернуться в Новую Зеландию и работать на McLeod’s, она практически перепрыгнула через Тасманский залив.

— Я была сломлена, я потеряла уверенность в себе, но переезд сюда и работа в McLeod’s — лучшее решение за всю мою жизнь.

Несмотря на то, что трудовое законодательство безжалостно, Митчелл говорит, что единственным положительным моментом в Австралии была система здравоохранения — но, чтобы узнать это, Аните пришлось обратиться со своими проблемами к работодателю, который подсказал ей, откуда ждать помощи.

— Прежде чем я покинула Two Birds, я откровенно призналась им в своих трудностях, и они предложили мне поговорить с кем-нибудь об этом. У системы здравоохранения есть специальный курс по охране психического здоровья, который вы можете пройти по сниженной цене. У меня появилась возможность пообщаться с психологом. И мне действительно помог разговор с человеком, который знал, как с этим справиться и мог дать мне профессиональные советы, — рассказывает Анита.

Митчелл также пересмотрела свое отношение к алкоголю, кофе и социальным сетям.

— Алкоголь я всегда воспринимала как один из разрушающих факторов, но к ним можно отнести и кофе. Когда вы физически и эмоционально истощены и делаете работу, которую не хотите делать, вы думаете: сейчас я выпью пару кружечек кофе, и все станет на свои места. На самом деле это усугубляет беспокойство и ухудшает настроение — и ваш ум начинает со скоростью света гонять мысли о том, что вы делаете неправильно.

— Я выкарабкалась из этого состояния, отказавшись от кофе, исключив большую часть алкоголя и на некоторое время отключившись от социальных сетей. Я также нашла хорошее приложение под названием Headspace, в котором было немало упражнений, которые действительно мне помогли. Все говорят: пытайтесь медитировать, но когда вы в депрессии, вы не можете просто взять и абстрагироваться от беспокойства и постоянного волнения. Это приложение помогло мне научиться делать это. Все становится лучше, когда вы говорите себе «стоп» и проясняете свой разум, — делится своим опытом Анита.

Тема алкоголя и психического здоровья хорошо изучена и задокументирована, но не существует универсального ответа на вопрос, что представляет собой безопасный уровень употребления алкоголя. Мы все знаем — или должны знать — что алкоголь является депрессантом. Британский Фонд психического здоровья располагает достаточным количеством исследований, касающихся употребления алкоголя, но их основной смысл заключается в том, что «длительное злоупотребление алкоголем может вызвать серьезные проблемы с нашим психическим здоровьем. Это связано с целым рядом проблем, от депрессии и потери памяти до самоубийства».

Но Фонд также признает, что эффекты могут различаться в зависимости от личности. Мэтт Камстра, владелец бара Moon Under Water в Крайстчерче, страдает хронической депрессией более 20 лет, и все же — да — он владеет баром и большую часть жизни проработал в сфере гостеприимства. Он хорошо знает, что работа в баре и поздние смены могут повлиять на психическое здоровье, но он также считает, что пиво и посиделки в развлекательных заведениях могут оказать и положительный эффект. Он не собирается с пеной у рта доказывать, что алкоголь и депрессия никак не связаны. Он просто большой сторонник общения, обмена информацией и обыкновенный компанейский человек.

— Демонизация алкоголя бесполезна — все зависит от того, как вы его употребляете.

— Чрезмерное количество усугубит депрессию и беспокойство. Но чрезмерно — это сколько? У всех людей все по-разному. Я пью пиво каждый день — это плохо для меня? Некоторые скажут «да», но есть и положительный эффект от того, что вы пойдете и посидите в баре, пообщаетесь с людьми — это его обратная сторона. Пожалуй, это можно считать одним из способов решения проблемы, — продолжает Камстра.

Создавая Moon Under Water, Камстра находился под сильным впечатлением от книги американского социолога Рэя Ольденбурга 1989 года — «Третье место», — которая утверждала, что «третьи места», где люди могут собираться, забывать про работу, откладывать заботу о доме и тусоваться просто для удовольствия в хорошей компании ради живого общения, — это сердце социальной жизни общества и основа демократии.

— Я воспринимаю паб как общественное место, место, куда люди могут пойти, если они чувствуют себя одинокими, где они могут пообщаться с другими людьми. Эта идея традиционного европейского паба может показаться кому-то заурядной, но есть множество людей, которым просто нужно выбраться из дома ради сохранения собственного душевного благополучия. Таким образом, паб может быть столь значимой точкой, как спортивный клуб или садовый центр. Он может стать убежищем для многих людей. Речь идет о том, чтобы прояснить для многих людей, что пабы — не просто пьянство: это путеводная звезда, как я это воспринимаю, — говорит Камстра. — Новозеландцы, как правило, неразговорчивы, но я вижу людей, которые приходят сюда, и они расцветают, когда видят своего любимого бармена или кого-то, кого они знают. Это поднимает настроение и мне лично.

Мэтт Камстра

Помимо всего прочего, Камстра прекрасно понимает, что проблемы психического здоровья широко распространены в индустрии развлечений и гостевом бизнесе. Никто не отменял работы допоздна, отдаленности от семьи и друзей, которая зависит от рабочих часов. Он понимает, что это эмоционально и физически утомительно, и что когда вы заканчиваете работу в 11 или 12 часов вечера, остается не так много времени на близких — по крайней мере, не столько, сколько есть в запасе у тех, кто работает с 9 утра до 5 вечера.

— Вы можете пойти домой — как любой работник «с 9 до 5», — и по пути вы захотите попить пиво, но на вас навесят ярлык за то, что вы пьёте в одиночку поздно вечером. Вы можете зайти в другой бар, работающий по ночам, и обнаружить, что он будет полон людей, жаждущих выпивки. А это не совсем располагающая обстановка, чтобы спокойно посидеть с бокалом где-нибудь в уголке.

— И в случае, если вы попадаете в стрессовую ситуацию, а возможности побыть с семьей и друзьями, которой бы вы обладали, работая по обыкновенному графику, у вас нет — уже не так легко прорваться к своему ближайшему окружению в поисках поддержки. Работать в индустрии гостеприимства может быть психологически утомительно: вы чувствуете себя актером на сцене, и чтобы справиться с этим, многие люди напиваются в выходные.

Пивная индустрия постепенно меняет свой подход к психическому здоровью, и то, что происходит у крупнейшей пивоваренной компании Новой Зеландии, Lion, должно вселить некоторую надежду на улучшение ситуации.

Энди Грейвс, руководитель отдела безопасности и благополучия в Lion, говорит, что около двух лет назад компания (включая офис в Австралии и подразделение молочных напитков) заметила, что все больше людей уходят из-за психических и эмоциональных проблем, поэтому у сотрудников начали возникать вопросы касательно благополучия и здоровой атмосферы в организации.

— Получалось так, что каждую неделю моя команда имела дело с кем-то, у кого были проблемы на эмоциональном фоне. Разговоры об этом стали обычным делом, но у нас не было официальной структуры для этого. Каждый пытался разобраться с этим по-своему, — признается Грейвс.

Грейвс говорит, что хотя отдел безопасности традиционно занимался обеспечением безопасности персонала на работе, они поняли, что у благополучия сотрудников есть и эмоциональный аспект, поэтому создали программу под названием Best ME, в частности, для улучшения психического и эмоционального благополучия сотрудников. Best ME обладает всеми необходимыми инструментами, для выявления у людей психических проблем и их последующей проработки.

В этом году Lion также вступила в партнерство с линией телефонной поддержки Lifeline, чтобы запустить программу «Ноль самоубийств».

— Нас многие поддержали, хотя и не ожидали от пивоваренной компании сотрудничества с Lifeline, потому что, по их мнению, мы и есть основная причина подобных трудностей — что я считаю ерундой. Дело не в том, чтобы продавать больше пива, а в том, чтобы обеспечить для наших людей как можно более благоприятные условия, — заявил представитель Lion.

Исполнительный директор Lifeline, Гленда Шнелл, понимала причины, по которым это партнёрство не всем может понравиться, но сочла, что это даёт им возможность расширить и улучшить существующий сервис.

— Мы допускаем, что проблемы с психическим здоровьем могут быть связаны с алкогольной зависимостью и чрезмерным употреблением… Но сотрудничество с Lion поможет продвинуть в массы основные знания касательно темы алкоголя и обеспечить поддержку в борьбе с злоупотреблением, — добавила Шнелл.

Она сказала, что несколько других компаний проявили интерес к участию в программе, но они выбрали Lion из-за их особенного внимания к оказанию помощи работникам, находящимся в депрессивном состоянии. В результате Lifeline запустила ряд программ в Lion, в том числе тренинг по психоустойчивости.

Циники могут возразить, что подобные сеансы направлены на то, чтобы заставить людей выполнять больше работы в условиях стресса, но Грейвс говорит, что они предлагают работникам инструменты, повышающие не только устойчивость, но внимательность и осознанность.

— Эмоциональная устойчивость заключается не в том, чтобы выполнять любую работу в любых условиях, а в том, чтобы, когда это необходимо, поднять руку и сказать: «Я не справляюсь, мне нужна помощь».

Lion также сотрудничает с Lifeline для обучения своих руководящих работников тому, как распознавать людей, которые могут испытывать беспокойство или стресс, до того, как они достигнут критической точки.

Но как насчет основной проблемы — связи между алкоголем и проблемами психического здоровья?

— У нас действительно хорошая программа по ответственному употреблению алкоголя — и мы провели обучение во множестве сторонних компаний для множества людей. Вот что мы продвигаем. Да, это замечательно — сесть и выпить пива с друзьями, поговорить и посмеяться — это здорово для душевного и эмоционального благосостояния, но всегда найдутся люди, у которых не будет возможности сделать так, — сказал Грейвс.

Опять же, Грейвс знает, что найдутся критики того, что гигантская алкогольная компания пропагандирует ответственное потребление алкоголя, но он уверен, что Lion всё делает правильно.

— Мы руководствуемся правильными причинами — я не говорю, что в нашей программе все идеально, но если вам кажется правильным, то что вы делаете, возможно, так оно и есть.

0 6751
Поделиться
Комментарии 0

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Через соц.сети

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Через соц.сети
08 декабря 2021
Всероссийский конкурс виноделов «Молодая лоза» (Тамань)

8-10 декабря в Центре энологии Chateau Tamagne пройдёт финал 4-го Всероссийского конкурса виноделов «Молодая лоза».

10 декабря 2021
Oud Bruin Fest (Бельгия)

10-11 декабря 2021 года пройдёт фестиваль, посвящённый фламандскому красному элю Oud Bruin Fest, организованный пивоварней Brouwerij ‘t Verzet.

17 декабря 2021
Barcelona Beer Festival 2021

Девятый пивной фестиваль в Барселоне пройдёт 17-19 декабря в центре La Farga de L’Hospitalet.

Лучшее
0 26876
Как можно рекламировать пиво