Пиво

← Обратно к новостям
13 декабря 2017, 14:55 — Quartz

Экономисты: мир больше нельзя делить на пивные и винные страны

Американский хмель высшего качества!

www.hopandmalt.ru
Экономисты: мир больше нельзя делить на пивные и винные страны

Quartz публикует отрывок из книги Йогана Свиннена и Девина Бриски «Пивономика: как пиво объясняет мир» (Beeronomics: How Beer Explains the World), посвященный тому, как с течением времени в разных странах меняются привычки потребления алкоголя.

«Страна не может существовать, если у нее нет пива и авиакомпании. Еще может пригодиться какой-нибудь футбольный клуб или ядерное оружие, но, как минимум, нужно пиво». Фрэнк Заппа

Хотя пиво старше современных национальных государств на несколько тысяч лет, его производство и продажа долгое время были связаны с политической мощью и влиянием – от роли, которую играли монастыри в Средние века, до важности налогообложения пивоварения в финансировании завоеваний Британской империи. Неудивительно, что националистические движения XIX века также полагались на любовь к пиву. Ирландские республиканцы распространяли свои идеи посредством песен, которые пели в сельских пабах за кружкой «Гиннесса». Чешские и немецкие пивные в этнически разнообразной Богемии стали местом, где жители устанавливали связи и улаживали конфликты.

Всё это по-прежнему определяет наше восприятие того, какие страны сегодня пьют больше всего пива. Думая о Германии, мы представляем одетых в ледерхозе баварцев, которые поднимают литровые кружки с пивом на Октоберфесте. Британия вызывает мысли о лондонцах, которые после работы стремятся в пабы, чтобы пропустить по пинте портера или светлого эля. А в Бельгии знатоки пива дегустируют сладкие аббатские эли из богато украшенных стеклянных кубков.

Пиво играет такую важную роль в общественной жизни этих наций ввиду их исторически сложившихся географических и имущественных характеристик. Климат в самых известных пивных странах умеренный. В Британии и Германии нет теплого средиземноморского климата, нужного для виноделия. Но нет в них и таких холодных зим, которые свойственны странам Северной и Восточной Европы, где преобладает крепкий алкоголь. География оказала очевидное историческое влияние на производство и потребление алкоголя, так же как и культура, религия и экономика.

Какова же судьба мифических пивных народов в интегрированной мировой экономике?

Пивные страны: миф или реальность?

Забудем о ледерхозе: какая же страна потребляет больше всего пива? Мировое потребление пива долгое время было сосредоточено в трех странах – США, Британии и Германии. В 1960 году эти три страны выпивали больше половины всего пива в мире. Пять лет спустя, в 2010-м, на их долю приходилось уже меньше четверти. Что же случилось?

Ответ прост: Китай, Россия и Бразилия.

За последние десять лет Китай сместил США с позиции первого пивного рынка в мире, Россия вытеснила Германию, а Бразилия – Британию.

Эти наблюдения говорят о больших переменах на мировом пивном рынке, но не о том, что их вызвало. Может быть, потребление пива сократилось в ведущих странах и возросло в развивающихся экономиках? Или оно выросло в странах, где традиционно потребляли другие напитки – крепкий алкоголь или вино? Оказывается, все три причины верны. В пивных странах рынок сокращается, а в развивающихся странах и в странах, где традиционно употребляли вино и крепкий алкоголь, — растёт.

Пока в развивающихся странах потребление пива растёт быстрыми темпами, в странах, которые исторически были крупнейшими пивными рынками, наблюдается прямо противоположный тренд. В таких странах, как Бельгия, Соединённое Королевство, США, Германия, потребление пива на душу населения значительно росло после Второй мировой, в 60-х-70-х годах. Но рост оказался не вечным. Пик был достигнут в 70-х-80-х — в зависимости от страны. С тех пор потребление пива снижается. Это снижение стало долгим (в Бельгии – почти 40 лет) и глубоким (со 145 до менее чем 100 литров на душу населения в Германии). Исключением стали США. Так как в США намного активнее иммиграция (а значит, и рост населения), общее потребление пива не упало, несмотря на то, что потребление на душу населения значительно снизилось.

Что же вызвало эти перемены? Тот факт, что Китай и Россия начали потреблять больше пива после перехода от коммунизма к капитализму, позволяет предположить, что экономическая идеология имеет значение. Наше исследование, проведённое совместно с экономистом Лисбет Колен, ранее работавшей в университете Лёвена, а теперь – в Еврокомиссии, предполагает, что связь существовать может, но непрямая. Мы видим два основных фактора: это экономический рост (доходы) и глобализация.

Потребление пива и доходы

Что происходит, когда у людей становится больше или меньше денег? Экономисты и психологи спорят о влиянии экономических рецессий на паттерны потребления алкоголя. Психологи полагают, что потребление алкоголя (в частности, избыточное) во время рецессий увеличивается — как реакция на стресс от экономического упадка. Однако экономисты утверждают, что, так как во время рецессии доходы людей сокращаются, у них остаётся меньше денег, и таким образом потребление пива падает. Дональд Фримен, экономист из университета Сэма Хьюстона в Техасе, при помощи разных методик проанализировал различные наборы данных и пришёл к выводу, что, как минимум, для США, данные говорят следующее: потребление пива падает при снижении доходов, и наоборот, но эффект этих изменений умеренный.

Но подобные исследования обычно фокусируется на ближайшей перспективе – в конце концов, рецессии обычно длятся всего пару лет. А как насчёт отдалённого будущего? Видим ли мы ту же взаимосвязь между доходами и потреблением во время, например, Великой депрессии? Наше исследование показывает: вероятно, нет.

Связь между доходом и потреблением пива не фиксирована: она меняется, когда страны становятся богаче.

Другими словами, в бедных странах, таких как Китай, рост доходов влияет на потребление не так, как в богатых странах, таких как США. В развивающихся странах в последние десятилетия присутствует явный рост потребления пива – это период быстрого роста доходов в большинстве стран. Однако в более богатых пивных нациях, таких как Германия, США и Бельгия, где доходы также росли, потребление пива меняется по-другому. Получается то, что экономисты называют «инвертированной U-образной корреляцией».

Если люди бедны и становятся богаче, они могут себе позволить тратить больше и потребляют больше пива. Но в определённый момент этот тренд достигает поворотной точки, и потребление пива начинает сокращаться, хотя доходы растут.

Глобальное сближение вкусов

В «Улиссе» Джеймса Джойса Леопольд Блум заявляет: «Неплохая головоломка: пересечь Дублин и не натолкнуться на кабак». Кажется, что на изогнутых булыжных улицах ирландской столицы пабы повсюду. У местных жителей есть свои излюбленные места, а недавно приехавшие вскоре понимают: мало что отличает один тёмный паб и подаваемое в нем пиво от другого. А пинта «Гиннесса» после работы принимается как должное. Разве не так?

В последние годы Дублин стал магнитом для иностранных инвесторов и благодаря низким корпоративным налогам привлёк штаб-квартиры международных компаний. Стеклянные небоскрёбы транснациональных корпораций изменили пейзаж города, а среди старых пабов былых времён начали появляться просторные винные бары с трендовым интерьером, винами из разных стран и дегустационными меню.

Дублин – не исключение. Модные винные бары открываются и в Лондоне, и в Брюсселе. По мере того, как традиционные пивные нации богатеют, они могут себе позволить пить более экзотические импортные напитки, такие как вино и крепкий алкоголь. Жители традиционно пивных стран с ростом доходов больше путешествуют, пробуют разные вкусы и живут в глобализованном мире, где стоимость импортных напитков сокращается. В свете космополитичных вкусов и сокращения стоимости импортных вин традиционный дедушкин пильзнер выглядит старомодным, и новые поколения выбирают что-нибудь более экзотичное – вино или крепкий алкоголь.

Интересно, но в странах, где традиционными напитками были крепкий алкоголь или вино, тренд обратный. Пока дублинцы и берлинцы пьют всё больше вина, россияне, французы и итальянцы по-другому стали смотреть на пиво. С ростом доходов в традиционно винных и крепкоалкогольных странах мы видим рост потребления пива.

Пивной мир

Концепция пивных (Ирландия и Бельгия), винных (Испания и Италия) и водочных (Россия и Польша) стран – в прошлом. Глобализация сделала привычки потребления алкоголя более однородными, чем они были во времена наших предков. Влияние этого на пивоварни и винодельни неоднозначно. Те, кто фокусировался в основном на местном рынке, столкнулись с разделением рынка, и многим пришлось закрыться.

И напротив, те пивоварни, которые смотрели шире границ своих родных стран, увидели, что сокращающийся местный рынок можно заменить на глобальный. Сегодня Heineken, Guinness, Corona и Stella Artois доступны по всему миру. Бельгия – хороший пример этих перемен. Бельгийские пивоварни хорошо адаптировались к изменению рыночных условий. Хотя потребление пива внутри Бельгии значительно снизилось, производство пива выросло – оно отправляется на экспорт в традиционно винные и крепкоалкогольные страны.

Глобальная конвергенция вкусов меняет привычки. Нации, которые долгое время потребляли основную часть алкоголя в виде одного традиционного напитка, сегодня в больших количествах потребляют нетрадиционные для них напитки. Сегодняшние потребители в выборе напитка не ориентируются на географию и традиции предков.

0 1062
Поделиться
Комментарии 0
12 января 2019
Jolly Goblin Fest-2019 (Обнинск)

12 января в Обнинске пройдёт четвёртый фестиваль Jolly Goblin Fest, приуроченный к семилетию паба «Весёлый гоблин».

16 февраля 2019
IV Фестиваль домашнего пивоварения (Екатеринбург)

Четвёртый фестиваль домашнего пивоварения пройдёт в Екатеринбурге 16 февраля 2019 года.

16 февраля 2019
Конференция «CRAFT. Сделать модный бизнес прибыльным» (Малоярославец)

16 февраля 2019 года в Малоярославце (Калужская область) пройдёт конференция «CRAFT. Сделать модный бизнес прибыльным», организованная пивоварней GRENADER.

Лучшее
1 9728
Интервью Bottle Share. Часть I: «Сначала мы придумываем историю, а потом делаем из нее пиво»