Пиво

← Обратно к новостям
07 июня 2017, 09:35 — Profibeer

«В среднем путь потребителя от лагера до бельгийского специалитета занимает 4-5 лет» — Brouwerij De Brabandere

Американский хмель высшего качества!

www.hopandmalt.ru
«В среднем путь потребителя от лагера до бельгийского специалитета занимает 4-5 лет» — Brouwerij De Brabandere

1 июня в брассери «0,33» прошла встреча с владельцем бельгийской пивоварни Brouwerij De Brabandere Альбертом де Брабандере. Представитель пятого поколения семьи пивоваров рассказал Александру Иджону о том, как он вошел в семейный бизнес, о том, как родились знаковые для пивоварни сорта, и о том, какие у компании планы на российский рынок.

«Я начал работать на пивоварне в восемь лет»

Александр Иджон: – Ваша должность в компании?

Альберт де Брабандере: — Я пришёл в компанию в 2013 году как ответственный за маркетинг. На данный момент происходит передача дел мне, как CEO компании. В конце июля я полностью стану руководителем компании.

А. И.: — Вопрос «как вы пришли в компанию?» звучал бы странно, так как ваша компания семейная. Наверное, правильней было бы спросить — с какого возраста вы стали ощущать себя частью компании?

А. Б.: — В восемь лет я впервые начал работать на пивоварне. У меня были очень простые обязанности. Я брал пустые бутылки и расставлял их по ящикам. Это был мой первый опыт. С течением времени я также выполнял на пивоварне какие-то простые вещи, и в восемнадцать лет, отец впервые спросил меня, хочу ли я быть частью компании? И тогда я осознал, что буду этим заниматься всю оставшуюся жизнь.

А. И.: — В восемь лет вам платили деньги?

А. Б.: — Да, мне платили четыре бельгийских франка за заполненный ящик и штрафовали на четыре франка за каждую разбитую бутылку. По итогу дня я почти ничего не получал, но это был хороший опыт.

А. И.: — Почему вы решили заниматься пивоварением?

А. Б.: — Когда отец спросил меня, я, конечно же, ответил утвердительно, потому что это лучшая работа на свете! Можно, конечно, продавать памперсы, машины, грузовики и т. д., но производить и продавать пиво всегда интереснее. Я считаю, что мне очень повезло с местом, где я родился, и с семьёй, в которой я родился.

А. И.: — Кроме опыта работы на вашей пивоварне, вы имеете какое-то образование?

А. Б.: — Да, в восемнадцать лет я поступил на факультет экономики и через четыре года получил степень магистра экономики. Но отец  сказал, что, если я хочу заниматься пивоваренным бизнесом, то мне необходимо ещё и пивоваренное образование. Поэтому я поехал на год учиться в Мюнхен. Там я изучил все процессы производства пива, как технические, так и химические, и это был ключевой для меня момент в понимании пивного бизнеса. Я мог бы учиться и в знаменитом университете Вайнштефан, но там надо было учиться четыре года, а в Мюнхене — год. Поэтому я выбрал Мюнхен, так как имел уже четыре года экономического образования.

А. И.: — Сейчас вы принимаете участие в самом процессе пивоварения, в варках?

А. Б.: — До того как я поехал в университет в Мюнхен, я работал на производстве. Был «линейным пивоваром», который контролирует процесс, и принимал непосредственное участие в варках. Сейчас у нас три главных пивовара и три помощника пивоваров. Эти люди работают на пивоварне давно, и они прекрасно знают все процессы, знают, как надо варить наше пиво.

А. И.: — Каким образом вы привносите семейность в процесс пивоварения?

А. Б.: — Ты не можешь находиться во всех местах одновременно, руководить процессом пивоварения и руководить развитием бизнеса. Да и не надо этого делать. Пивовары — это часть нашей семьи. Один пивовар работает с нами уже двадцать девять лет! Второй пивовар работает девятнадцать, а третий — девять лет. Они все пришли на нашу пивоварню и остаются с нами до сего момента. Мы всегда спрашиваем их мнение о запуске нового пива, они спрашивают нашего совета в каких-то вещах. Они нам как семья, мы не делаем различий. Мы делаем свой вклад в построение бренда, и пивовары соответствуют нашим требованиям, нашему видению, нашим целям.

«Чтобы удовлетворить наши потребности в солоде и хмеле, Бельгию пришлось бы увеличить втрое»

А. И.: — Кроме того, что вы семейная пивоварня, вы ещё и региональная пивоварня. Вы позиционируете свое пиво как традиционное бельгийское. Используете ли вы ингредиенты, выращенные в Бельгии? Если да, то какова их доля?

А. Б.: — Если не считать воду, которая, конечно же, своя, то основным поставщиком солода для нас является Франция, а поставщиком хмеля — Чехия. Нужно понимать, что Бельгия очень маленькая страна, и для того, чтобы удовлетворить наши потребности в солоде и хмеле, Бельгию пришлось бы увеличить втрое.

А. И.: — А как же хмель из Поперинге?

А. Б.: — Даже если бы мы скупили весь хмель из Поперинге, его не хватило бы для нашего производства. Использование хмеля из Поперинге — это скорее дань традициям, чем большой бизнес. Его используют очень маленькие пивоварни.

А. И.: — Раз уж мы заговорили о традициях, то какое пиво из вашей линейки наиболее соответствует традиционному бельгийскому пиву?

А. Б.: — Если говорить о традиционности, то, скорее всего, это Petrus Aged Pale. Такое пиво практически нигде не встречается. Мы сохранили эту культуру. Хотя изначально это, конечно же, был красно-коричневый фламандский эль, который мы производим на основе Aged Pale, потому я скажу, что Roodbruin, наверное, самое традиционное. Другие сорта имеют иностранное влияние. Дуббель — это британское наследие, за счёт более прожаренных солодов. Блонды имеют чешское и немецкое наследие, за счёт светлых солодов. Пильзнеры — тут и говорить нечего, это чисто чешское влияние. Да, Aged Pale и Petrus Roodbruin — это наиболее традиционное пиво, как для нашей пивоварни, так и для всего нашего региона.

А. И.: — Как известно, «бирхантер» Майкл Джексон сыграл большую роль в судьбе вашей пивоварни и конкретно сорта Aged Pale. Можно об этом поподробнее?

А. Б.: — Да, Майкл Джексон помог открыть людям наше «кислое» пиво. Это был ключевой момент. До этого мы делали наш Oud Bruin, но без Джексона остались бы только с ним, не развивая эту линейку. Именно его приезд показал, что у нас есть такое сокровище, которое мы недооценивали. Сейчас у нас три сорта: Petrus Roodbruin, Petrus Aged Pale, который поступил в продажу благодаря Майклу, и Petrus Aged Red — самый молодой, но самый продаваемый сорт из этой линейки. Именно благодаря Майклу Джексону мы сейчас сидим здесь. Не будь его — не было бы Aged Red, который прекрасно продаётся в России. Российский рынок для нас является третьим после Франции и США.

«То, что имеем сейчас, мы получили благодаря ошибкам и Второй мировой»

А. И.: — Кислые сорта — это хорошо, но давайте вернёмся и к «обычным», для которых нужны «культурные» дрожжи. Как вы работаете с дрожжами? Покупаете у кого-то или сами выводите?

А. Б.: — Нет, мы не заказываем дрожжи на стороне. Мы работаем со своими дрожжами. Вообще, вся история дрожжей в бочках-фудерах — это история ошибок, ошибок моих предков. В какой-то момент бочки были заражены лактобактериями, в какой-то момент — дикими дрожжами и т. д. В один момент там жило шесть видов дрожжей. Это всё были ошибки пивоваров. И с каждой такой ошибкой мы получали немного другие дрожжи. Мой дедушка Альберт во время Второй мировой войны забыл про пиво, и оно простояло в бочках в течение 24 месяцев. Когда он смог добраться до пива, он думал, что это будет нечто ужасное, и его придётся вылить. Когда же он попробовал это пиво, он был очень удивлён, что оно не испортилось и имеет прекрасный вкус, подходящий для того, чтобы сделать с ним бленд. Тогда и началась история нашего кислого пива. Благодаря этим ошибкам и Второй мировой, мы получили то, что имеем сейчас.

А. И.: — Работая с дикими дрожжами и деревянными бочками, очень сложно получить стабильный вкус. Для вас важна стабильность вкуса, или каждая варка каждый год дает что-то новое, что-то отличное от предыдущего?

А. Б.: — Да, мы идём к стандартизированному вкусу. Для этого мы смешиваем содержимое как минимум двух фудеров. Если же вкус по прежнему не тот, который нужен, мы добавляем третью бочку. Именно поэтому на пивоварне есть человек, который занимается блендингом для получения стандартного вкуса. Но у нас есть опыт, когда мы продали одну целую бочку клиенту под его брендом. Это был ритейлер в США.

А. И.: — То есть, вы выпускаете пиво под приват-брендом?

А. Б.: — Не совсем так. Мы обязательно укажем, что это пиво Petrus. В тот раз мы указали конкретный номер бочки и компанию, для которой это было сделано.

«Мы ждём, когда InBev построит в России нишу для бельгийского пива»

А. И.: — Но вы можете сделать для российского рынка пиво по оригинальному рецепту?

А. Б.: — Если мы когда-то и пойдём на коллаборацию, то пиво будет вариться на нашей пивоварне, и оно обязательно будет подвергнуто пастеризации, чтобы наши дрожжи, наши секреты производства не ушли на сторону. Хотя мы такого ещё никогда не делали. Главное для нас — чтобы совместное пиво было в нашем видении, что бы оно было в одном понимании с пониманием нашего пивовара. К нам приезжает много пивоваров, приезжали и американские пивоварни, но ни с кем так и не получилось договориться. Нам важен весь процесс, от производства до продаж. Надо понимать, кто за что отвечает, как это будет перекликаться с нашим имиджем, стратегией развития и т. д. Торопиться в этих вопросах мы не хотим.

А. И.: — Какая у вас стратегия на российском рынке?

А. Б.: — Мы видим, что рынок бельгийского пива растёт. Большая заслуга здесь у таких компаний, как InBev, которые популяризируют бельгийское пиво, такое как Leffe и т.п. Поэтому у нас есть два пути. Первый – продавать традиционные бельгийские сорта. Второй – предлагать свои специалитеты, те, которых нет у больших компаний. Они — драйверы роста в своих категориях, но мы можем занимать свои ниши с Petrus Aged Red и Petrus Aged Pale. Эта ниша свободна. Нам проще её занять. Мы можем, конечно, предлагать и свои блонды и дуббели, как это делаем на некоторых рынках, но в России наша стратегия — продвигать то, чего нет у InBev. Мы ждём, когда InBev построит нишу бельгийского пива, и тогда мы сможем предложить что-то новое. Так или иначе, когда потребитель переключится с евролагера на бельгийское пиво, он захочет развивать свой вкус, найти что-то новое, и тогда мы сможем предложить ему не Leffe Blond, а Petrus Blond, не Leffe Brune, а Petrus Dubbel. В среднем у потребителя путь от лагера до бельгийского специалитета занимает от четырёх до пяти лет, так что всё ещё впереди.

0 1954
Поделиться
Лица
Иджон Александр Викторович

Пивной блогер.

Комментарии 0
12 января 2019
Jolly Goblin Fest-2019 (Обнинск)

12 января в Обнинске пройдёт четвёртый фестиваль Jolly Goblin Fest, приуроченный к семилетию паба «Весёлый гоблин».

16 февраля 2019
IV Фестиваль домашнего пивоварения (Екатеринбург)

Четвёртый фестиваль домашнего пивоварения пройдёт в Екатеринбурге 16 февраля 2019 года.

16 февраля 2019
Конференция «CRAFT. Сделать модный бизнес прибыльным» (Малоярославец)

16 февраля 2019 года в Малоярославце (Калужская область) пройдёт конференция «CRAFT. Сделать модный бизнес прибыльным», организованная пивоварней GRENADER.

Лучшее
14 13005
Государство и пиво: коллекция маразмов