Пиво

← Обратно к новостям
16 мая 2016, 13:34 — Расшифровка Profibeer

Камаль Лебедев: «Весомые аргументы всегда могут сбить региональные власти с пути ограничений для алкоголя»

Американский хмель высшего качества!

www.hopandmalt.ru
Камаль Лебедев: «Весомые аргументы всегда могут сбить региональные власти с пути ограничений для алкоголя»

На круглом столе в рамках конференции RussianBrewWorld. исполнительный директор некоммерческого партнерства «Объединение участников пиво-безалкогольного рынка» Камаль Лебедев рассказал участникам об актуальных проблемах пивного рынка и о необходимости игроков сообща противостоять рискам.

— Я сейчас перейду к более формальным и скучным вопросам. Я представляю некоммерческое партнерство «Объединение участников пивобезалкогольного рынка». Этому партнерству уже примерно 4 года, мы добились некоторых успехов за это время. Мы все предприниматели, и мы, точно так же, как и вы, идем своим путем. В основном, на самом деле, строим бизнес, но понимаем, что без общественной деятельности, без давления на органы власти нам никуда не деться, поэтому мы этим занимаемся. Но все равно, мы не профессионалы пока, нам всего 4 года, и нам нужно много новых идей, много новой энергии. Пока мы двигаемся, но все равно чего-то не хватает.

— Теперь по сути. Я бы просто хотел охарактеризовать в целом рынок пива и то регулирование, которое на этом рынке существует сейчас, и давление, которое мы все испытываем, как участники рынка. Идеологической основой давления на рынок явилась так называемая антиалкогольная концепция Российской Федерации. Я думаю, что здесь не найдется ни одного человека, кто был бы против основных идей этой концепции. Суть ее в том, чтобы снизить потребление алкоголя. Но вопрос всегда состоит в том, как это сделать, каким путем надо идти. И там есть одно из основополагающих положений, о том, что снижать потребление алкоголя нужно, не только ограничивая места продаж, время продаж, повышая цену алкогольного продукта, но также изменив структуру потребления за счет уменьшения доли крепких спиртных напитков. И в этом смысле наш с вами продукт, пиво, слабоалкогольный напиток, даже в какой-то степени безалкогольный. Это и есть та самая основная идея, которой должна бы придерживаться наша власть, регуляторы, но, к сожалению, это пока не так.

— В целом рынок пива устроен так: есть несколько крупных предприятий, производителей пивоваренной продукции;  примерно тысяча, может, чуть больше тысячи, это предприятия до 300 тысяч дал в год, примерно 5000 оптовиков и 250 тысяч розничных торговцев. Часть из этих розничных торговцев имеет алкогольную лицензию, часть ее не имеет, поскольку пиво сейчас пока – нелицензируемый продукт. 117 тысяч, по оценке Росалкогольрегулирования, – это магазины разливного пива, там, где закупка идет в кегах, а потребитель получает в ПЭТе. Примерно 50-60 тысяч – предприятия ХоРеКа, там все посложнее.

— Хотел обратить ваше внимание, что по Росстату такая была динамика рынка: вначале он был маленький, затем дорос в 2007 году примерно до 11,5 миллиардов литров, с тех пор он падает. Сейчас он 7,8 миллиарда. Хочу еще показать один слайд, розничные продажи по Росстату тоже очень характерны, посмотрите. Максимум – 2007 год, он равен примерно максимуму производства, 11,55 там, здесь 11,47, незначительное расхождение. А вот теперь если посмотрим сегодня, то розничный рынок сегодня – 9,2, 9,15, а производство – 7,8. То есть, условно говоря, эта разница между розничным рынком и производством – это практически нелегальное, безакцизное пиво, не хотелось вообще такие слова публично заявлять, но мы это все понимаем, и мы в такой неформальной атмосфере об этом можем говорить. Это один из результатов регулирования, который наше правительство  применяют в отношении рынка. Основываются они все равно на той же самой антиалкогольной концепции, о которой я сказал в начале.

— Основные характеристики текущего регулирования следующие: чрезмерное государственное регулирование, продолжающийся пятый год спад рынка, закрытие пивоваренных заводов, избыточная административная нагрузка, постоянный рост ставки акциза при несбалансированной  акцизной политике в отношении пива и крепкого алкоголя. Имеется в виду, что акцизная политика стимулирует потребителей к потреблению крепкого алкоголя против того, чтобы стимулировать потребление слабоалкогольных напитков. При помощи изменения структуры потребления в сторону слабого алкоголя мы могли бы достичь снижения потребления алкоголя в целом.

— Дальше – отсутствие предсказуемых и понятных правил законодательного регулирования, расширение регионального регулирования. Последний пункт такой: позиция «в ожидании» пивного рынка. Позиция «в ожидании». Все эти пункты, которые здесь я сказал, необходимо раскрыть чуть больше и дальше. Наверное, основной фактор – это непредсказуемость и отсутствие понятных правил регулирования, нет понятных правил на какой-то достаточно длительный промежуток времени, когда бизнес, а бизнес у нас очень адаптивный, это мы видим на примере нашего сегодняшнего мероприятия, мог бы подстроиться и существовать и развиваться даже в сложных условиях регулирования. Поскольку нет стабильности, то нет стабильности и бизнесу.

— Региональное регулирование – это еще один фактор ужесточения требований, которые, условно говоря, от точки к точке, локально, могут меняться, и каждый из нас не понимает, где он находится, и где будет находиться завтра. При всем этом участники занимают выжидательную позицию. То есть, давайте подождем, пока кто-то решит или займется нашими проблемами, мы же маленькие, давайте лучше посмотрим, что сделают они. Но если они плохо делают, давайте будем критиковать. Мне кажется, это позиция пораженческая, пассивная, она должна меняться. Что нас ждет? Дальнейшее сокращение производства, убийство ремесленного, или авторского, пивоварения, отсутствие какой бы то ни было культуры потребления алкогольного продукта.

— Самый простой, самый легкий алкогольный продукт – это пиво. Отсутствие культуры потребления налицо. Что говорить о более крепких напитках, когда человеку просто сносит крышу, вообще не о чем говорить. Я бы хотел далее подойти чуть более формально к этому вопросу, сказать, что какое-то время назад, до 1996 года, вообще пиво считалось безалкогольным напитком. Если бы мы перенеслись на 20 лет назад, то пиво – это просто безалкогольный напиток. Это то, с чем мы вошли из коммунистического прошлого в современность, пиво не регулируется, а свободно продается. Дальше начались ужесточения: по рекламе, потом появился госрегулятор, федеральная служба по регулированию алкогольного рынка. В 11-м году пиво стало алкогольным напитком; после того, как пиво стало алкогольным напитком, к нему стали применяться все те механизмы регулирования и ужесточения требований, которые есть в алкоголе вообще, хоть 40 градусов, хоть 3, будьте добры. И вот уже полный запрет на рекламу, сейчас он смягчается, но тем не менее; счетчики учета продукции; ЕГАИС, наше сегодняшнее будущее, и так далее.

— Рисков еще целый вагон и маленькая тележка. Когда посчитали, оказалось, что алкогольный закон в течение 20 лет поменялся 30 раз, то есть, от 1-2 изменений в год. То есть, это закон непроработанный, слабый, он меняется постоянно, этот тот совершенно объективный фактор, не зависимый ни от нас с вами, ни от того, что здесь происходит, этот фактор некачественного регулирования, некачественного законодательства. В принципе, сейчас новая форма выпрямляется, и через какое-то время новый вопрос может быть обращен к ней. Мы не знаем, какая она будет, но обращать вопрос мы все равно должны.

— Что касается внутреннего регулирования. Сейчас регулирование идет по логике крепкого алкоголя. Мы с вами с этим совершенно не согласны, это совершенно другой напиток, совершенно другая модель формирования, воздействия на человека, скорее всего, он даже инструмент для деалкоголизации, но, тем не менее, пока все идет старым трендом. Этот тренд не изменился, тренд похожий на алкоголь, такая маленькая табличка, где-то они уже отрегулировали большой алкоголь, и это ждет нас. И постепенно вот эти «Нет», которые справа стояли, они становятся «Да».

— И последнее «Да» — это установка требований к складским объектам и пивным складам, там идет вставка в скобочках, можно этот успех принять в какой-то степени на деятельность общественных организаций, эти общественные организации с 2013 года держат этот приказ, когда пивные склады будут приравнены к алкогольным, и к ним будут применяться те же требования, тот же контроль. Мы это все время отодвигаем. А вот, например, в ЕГАИС когда-то это было «Нет», еще год назад, а сегодня это уже «Да».

— Просто пробегусь по основным рискам, и уже их ужесточениям. Стационарные объекты, запрещена продажа пива, теперь мы идем уже к специализированным алкомаркетам, то есть, не просто нестационарная, а вообще специализированные магазины, то есть, еще меньше розничных точек, и я надеюсь, мы с вами сделаем так, что этого не будет, но такое намерение есть, оно поддерживается, политики упражняются в этом отношении, они не слышат адекватного противодействия. Ограничение возраста. То говорили, что 18, давайте за то, чтобы до 18 не пили, мы поддерживаем проверку паспорта, но есть инициативные головы, они предлагают 21. Пока решения нет, это то, что у нас сейчас на повестке дня.

— ПЭТ-упаковка – категорически сложный вопрос, могу сказать, что все прогрессивное человечество против запрета ПЭТ, но сила оппонентов пока настолько велика, что большинство против, это я говорю про большинство не населения, а регулирующих органов, Минторг, Федеральная антимонопольная служба, Минэк, она все говорят, что ограничения ПЭТ влияют на конкуренцию на рынке. Если ПЭТ не вреден, а доказательств того, что ПЭТ вреден, пока никто не предъявил, Минздрав, Роспотребнадзор, они бы уже выступили с этим. Но уж заключено, что пить из ПЭТ не вредно, это не вредный продукт. Но наша позиция в том, что если это не вредно, то дайте потребителю принять решение, как он хочет покупать продукцию, в ПЭТе, в алюминии, в стекле, как он захочет, пусть так и выбирает. Но наши законодатели принимают решение ограничивать.

— Еще один риск – это акциз. Раньше были другие графики, но тут виден пивной акциз. Он когда-то даже превышал алкогольный акциз, потом ставка алкогольного акциза выросла, и поэтому государство с акциза на крепкий алкоголь стало получать больше. И я хочу сказать, что где-то есть паритет в поступлении в государственную казну акцизов как от пива, так и от алкоголя. Здесь есть показатели на 14-15-й годы, когда наша ставка не менялась, в 16-м году она поднялась, но несмотря на то, что ставка не менялась, снизилась собираемость налога. В этом году мы ожидаем еще большего снижения. Мы видели, что многие уходят в тень, то есть, от увеличения, ужесточения требований к проценту никакого эффекта нет. Это наша база аргументации для того, чтобы акциз снижался, не повышался. Но, тем не менее, это надо доносить, надо вот такие встречи, как сегодня проходят, я надеюсь, будет какая-то резолюция, а если не будет, то мы ее напишем, вы согласуете, и мы направим ее, скажем, что мы против повышения акциза, и это будет услышано, потому что вот простой аргумент: собираемость снижается, хотя ставка не меняется, а то и растет.

— О ЕГАИС я говорить много не буду, он сейчас в стадии внедрения, я знаю, что много нареканий к этой системе со стороны участников рынка, со стороны государственных структур – наоборот, какая хорошая система, как хорошо все внедрили, как хорошо все идет. Но мы понимаем, что это не совершенная система, надо оказывать постоянное давление на органы власти, предъявлять им конкретные примеры, в которых ЕГАИС не работает. Но пример не того, как кто-то неправильно нажал кнопки, и поэтому не сработало. Мы должны предлагать и предъявлять системные примеры того, как это не работает, как не работает сама идеология этого продукта. Это мы можем сделать, мы все время встречаемся с Росалкогольрегулированием, следующая встреча у нас 5 мая, то есть, если у кого-то есть системное соображение, мы можем это вынести, мы можем просто заблокировать заседание на этом примере, пока не получим какой-то реакции, конкретных ответов. Но, к сожалению, мы сами не можем  как все проверить, так и донести.  Надо делить ответственность. Если у кого-то есть соображения, я готов принять, донести, и, надеюсь, коллеги тоже меня поддержат, когда мы встретимся с чиновниками из РАР. И это совершенно актуальный вопрос, для них он важен, и какая реакция рынка, тоже очень важно.

— Дальше тема – это региональное регулирование. То есть, помимо того, что есть на федеральном уровне, одно еще не успело прижиться, рынок не успел адаптироваться, они новое придумывают. Еще не успев даже сформулировать, как это со складами было, они придумывают новое, следующее. И на местах власти тоже, они рады стараться, потому что каждому из представителей власти, губернатору любому, нужна какая-то тема, ему нужно привлечь к себе внимание. Он может привлекать внимание в позитивном смысле, что-то сокращать, какие-то ограничения, но так редко. Всегда не строить, а что-то сломать, когда сломал – это более заметно, чем когда построил. У них модель – ужесточать. У меня по этому есть огромная подборка, но я не хотел бы здесь заострять внимание, просто хочу сказать, что всем людям, которые живут в регионах, Санкт-Петербург тоже считается регионом, и другие регионы, меняют, что только можно было поменять.

— У нас очень много примеров того, как местные власти, или какие-то местные крикуны начинают привлекать к себе внимание, то есть, для того, чтобы привлечь к себе внимание, начинают ограничивать рынок, но с ними можно беседовать аргументированно. У нас очень много примеров того, как они откатывают назад, потому что у них нет никакой серьезной проработки, у них нет никакого серьезного намерения, и наш аргумент, последовательные, постоянные, значимые, весомые аргументы всегда могут их сбить с пути. Но только если это делать. Если этого не делать, рассчитывать, что это сделает кто-то, то это проходит, и в очень многих регионах ограничения расстояния до торговой точки, где продается алкоголь, в том числе и наше пиво, оно очень маленькое, а в каком-то регионе – очень большое. Если вы Profibeer спросите, они расскажут, что, например, в Воронеже и Архангельске оно самое маленькое, люди этого легко добились, это не является чем-то запредельным. Добиться этого можно, как и многого другого. Вот этот слайд о том, что давайте действовать сообща, на опережение, тратить на это свои ресурсы, недостаточно просто зарабатывать деньги на пиве, ждать, когда кто-то за нас это сделает. Надо тратить свои ресурсы, потому что у нас есть маржа, потому что надо ее сохранить, потому что эта маржа нас привлекает, она нас греет. Мы видим, что если она будет продолжаться значительное время, то мы станем совсем другими людьми с точки зрения капитализации. Надо защищать свою маржу.

— Следующий слайд связан с тем, что любая законодательная инициатива не рождается внезапно. Вот пришел Игорь Петрович Чуян и чего-то придумал. Он ничего не придумывает, он вообще-то исполнительная власть, он исполняет те законы, которые законодательная власть устанавливает, причем она это делает заранее. Она делает вброс, потом еще вброс, смотрит, как отреагирует рынок, как отреагирует общественность, куда это поведет, какая будет дискуссия. И вот сказано, как проходит любой нормативный акт, нормативный акт нового регулирования, как он устроен. Он проходит много стадий, и среди этих стадий есть логические, так и законодательно закрепленные. И на каждой стадии мы с вами можем вмешаться. И кто собирает дебиторку, тот знает, если ты будешь долбить по голове этому человеку, который деньги платит, даже не физически, а просто звонить ему, то он заплатит. Так же и у нас с вами. Если мы не реагируем, то ничего не будет. А пунктов, по которым нужно с ними спорить, и этапов законодательство нам дало множество.

— Хотел бы сказать про нашу организацию в завершение выступления. Наша организация называется некоммерческое партнерство «Объединение участников пивобезалкогольного рынка». Сформирована она, в основном, конечно, участниками рынка, это дистрибьюторы, заводы: это МПК, пензенский завод, еще несколько заводов к нам присоединилось. Есть и крупные московские, и региональные дистрибьюторы, некоторые экспортеры и так далее. Конечно, мы сбрасываемся какими-то деньгами и содержим небольшой аппарат для того, чтобы анализировать и реагировать на все законодательные инновации, которые появляются. Та энергия, которую мы видим здесь, когда люди четвертый день с утра до ночи тратят свое время, свою энергию на свое любимое дело. Любимое дело – это не только технологии, не только вкус, не только дегустации, не только цена, не только маржа, но еще и противодействие органам государственной власти.

— У нас есть экспертный совет, он собирался каждую неделю, Дмитрий Тарасевич всегда присоединялся по мобильному телефону или по скайпу, можно обсуждать очень много проблем и вырабатывать решение. Мы можем обратиться в любой орган, нас знают в любом органе. Мы создали комиссию в федеральной организации «ОПОРА России», создали комиссию по производству и обороту пивобезалкогольной продукции. Когда она собирается, мы принимаем решения, можно эти решения оформить как обращения к органам власти президента «ОПОРЫ» или самой организации «ОПОРЫ». Это достаточно влиятельная сила, на съезде «ОПОРЫ» был президент, он выслушал наши переживания, на многое он ответил положительно, хотя, конечно, это все не зарегулировано, но при желании можно довести позицию до любого органа власти, до любого чиновника. Могу сказать, что наша позиция состоит в том, чтобы взаимодействовать со всеми общественными организациями, какие сегодня есть, и здесь я хотел бы подольше остановиться, потому что можно сказать, что общественные организации сейчас действуют как бы индивидуально, что сюда не заходи, здесь мое. В какой-то степени это правильно, какая-то индивидуальность все равно имеет смысл и место, но у нас есть общие цели, и мы готовы к компромиссам, индивидуальной позиции у нас нет, все открыто.

— Сегодня мы хотели бы, чтобы на какой-то платформе мы объединялись. Один из вариантов – объединение «ОПОРА России». Это федеральная всероссийская общественная организация защиты интересов малого и среднего бизнеса. Она есть в каждом регионе. В принципе, это хорошая платформа, но все равно на общей платформе должно быть узкое, пивоваренное направление, это один из вариантов. И все равно мне бы хотелось сейчас пообщаться с лидерами общественной мысли, чтобы мы договорились, как бы мы хотели взаимодействовать. Без совместного взаимодействия у нас мало что получится. Если обратить внимание на зарубежный опыт, то в Америке это совершенно разные организации, с разными подходами, но тем не менее, это мощные, значимые организации, без совета с которыми ничего не делается. При этом эти организации едины, они дольше существуют. До Санкт-Петербурга тоже должно дойти это понимание.

0 1265
Поделиться
Лица
Лебедев Камаль Мохамедович

Исполнительный директор Объединения Участников Пиво-безалкогольного Рынка. Вице-президент «ОПОРЫ России» по пиво-безалкогольному рынку.

Комментарии 0
13 ноября 2018
Brau Beviale 2018

С 13 по 15 ноября в Нюрнберге (Германия) пройдет 55-я Европейская специализированная выставка технологий производства и упаковки готовых напитков.

16 ноября 2018
Фестиваль безалкогольного пива S0BER FEST (Москва)

16 ноября в Москве, в рестобаре «Борода» (Покровка, 16) пройдёт первый в России фестиваль безалкогольного пива S0oBER FEST.

17 ноября 2018
Winter Craft Beer Fest (Киев)

17 ноября в Киеве, на территории ВДНХ (павильон № 3, пр. Академика Глушкова, 1), пройдёт Winter Craft Beer Fest — фестиваль, посвящённый зимним сортам пива.

Лучшее
6 14890
Павел Егоров: История крафтового пива в России